?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ars celebrandi extranea I (add.)

В дополнение к недавней заметке.

Забыл самое главное из того, что мне понравилось в литургической практике Азорских островов. Не понимаю, как я мог это забыть! Помнил только, что что-то еще я собирался рассказать, что-то важное… А что – не мог вспомнить. Вспомнил только несколько дней спустя. Вот странная штука память! Ведь об этом следовало написать в самую первую очередь. Итак:

4. (и это главное) Все участники мессы на протяжении всего времени причащения верных не садятся и не встают на колени, а остаются стоя.

Этот достохвальный обычай я наблюдал во всех трех приходах Понта-Делгады на всех мессах, в которых мне довелось участвовать.

Как у нас, так и во многих странах мира, меня всегда смущали в связи с причащением два обстоятельства.

Во-первых, то, что с началом причащения в некоторой мере ослабевают те благоговение и порядок, которые более или менее характерны для собрания во время Евхаристического канона и предшествующих причащению обрядов. Даже те, кто идет к Причастию или уже причастился, зачастую начинают переговариваться, кучковаться и т.п., что уж говорить о тех, кто почему-либо не причащается. Но и те, кто сохраняет молитвенную сосредоточенность, сразу же как причастятся, углубляются в сугубо индивидуальную молитву, как правило, опускаясь на колени, а зачастую еще и переходя для этого куда-нибудь в придел храма (напр., туда, где находится дарохранительница или изображение Девы Марии). Однако акт причащения представляет собой не менее важную часть мессы, чем Евхаристический канон. Мы, к сожалению, продолжаем расхлебывать не самое удачное из наследия средневековья: представление о том, что «главное в мессе – это пресуществление». Отсюда благоговейная тишина и коленопреклонение во время «динь-динь», но беспардонное шуршание купюрами и хождение с тарой для их сбора по храму или через пресвитерий во время собственно слов благодарения, которому таинство Евхаристии обязано своим названием. Главным в мессе является вся молитва благодарения (=анафора), включая, конечно, и тайноустановительные слова, и – в неменьшей мере – весь обряд причащения на всём его протяжении. Последний не просто требует не менее благоговейного к себе отношения, чем анафора, но, будучи Трапезой Господней par excellence, является делом всего собрания вплоть до своего завершения, а не просто индивидуальным принятием Причастия каждым из его членов. Поэтому и удаление каждого причастившегося для индивидуальной молитвы куда-то в придел или даже в свою мысленную «клеть» не вполне соответствует смыслу этой важнейшей части Литургии (хотя, бесспорно, лучше, чем трёп).

Во-вторых, сама практика вставать после причащения на колени. (Здесь я рискую не найти никакого понимания со стороны большинства католиков латинского обряда, но всё же выскажусь). Эта практика имеет позднейшее происхождение и находится в глубоком противоречии как с раннехристианской (в т.ч. западной), так и с современной восточной. Для первого тысячелетия христианства коленопреклонение в воскресные дни, как и в течение всего Пасхального времени, было чем-то совершенно немыслимым, ибо воспринималось как противоречащее самой идее празднования воскресения Христова. Вполне естественно, что зримым ее выражением считалось стояние, а никак не коленопреклонение, которое в древности наделялось совсем иным символизмом. Немыслимым было также причащаться на коленях и совершать поклоны и коленопреклонения после причащения, которое понималось как сугубая сопричастность воскресшему Христу. Во многом подобное отношение сохранилось по сей день в Православной Церкви, где немыслимо вставать на колени после причащения, а также на протяжении всего периода от Пасхи до дня Пятидесятницы. Подробнее об этом можно узнать хотя бы из имеющейся в русском переводе статьи (это даже не академическая статья, а пространный ответ на вопрос) одного из ведущих современных литургистов о. Роберта Тафта, S.J. (если шрифт на странице не будет читаться, выберите в кодировках Юникод – UTF-8).

Сам я нередко испытываю в этот промежуток некоторую неловкость. С одной стороны, этот элемент литургической ментальности, видимо, настолько глубоко вошел в меня в пору моего приобщения византийской традиции, что вставать после причащения на колени я ощущаю как нечто крайнее неестественное для себя и стараюсь по возможности этого избегать. С другой стороны, сесть на свое место и сидеть, в то время как другие продолжают причащаться, – тоже как-то странно. Мне хочется оставаться стоя, пока все не причастятся. Но если возвращаешься на свое место и там стоишь, возвышаясь один среди всех остальных, которые либо сидят, либо молятся на коленях, то это выглядит еще более странно (и не оказывается ли нарочитым противопоставлением себя всем остальным?). Поэтому я стараюсь, если есть такая возможность, стоять где-то сбоку от лавок (или рядов стульев) или позади них, а на сидение свое возвращаться уже тогда, когда причащение завершено.

То, что верующие в храмах Понта-Делгады, вернувшись после причащения на свои места, продолжают молиться там стоя до конца причащения, на мой взгляд, максимально соответствует смыслу этой части мессы, а также изначальному христианскому пониманию жестов и положений тела в молитве и богослужении. Правда, после того как все причастились, некоторые из них всё же становятся на колени. Между прочим, не могу не отметить еще одной местной особенности: перед прочтением священником Молитвы после причащения из частного последования все участники мессы вместе произносят молитву Душа Христова, освяти меня – и тоже стоя.

Я никого, упаси Бог, не призываю что-то резко ломать в тех глубоко укоренившихся у католиков латинского обряда практиках, которые выше подверг критике. Не думаю, что если завтра Епископская Конференция какой-нибудь страны или даже сам Папа Римский особым распоряжением запретит верующим вставать на колени после причащения и т.п., это принесет добрые плоды. Но как-то пытаться постепенно преодолевать эти исторически сложившиеся несообразности всё-таки надо. Я имею в виду в первую очередь не коленопреклонение, а избыточную индивидуализацию акта причащения. Очевидно, что практика, наблюденная мною у островитян, не могла появиться у них ранее начала Литургической реформы 2-й пол. XX в. (или уж по крайней мере Литургического движения 1-й пол. XX в., что маловероятно). А значит, ничего невозможного в этом нет.

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
bormvit
Jan. 15th, 2013 12:39 am (UTC)
А можно поподробнее о том, какую символику несет коленопреклонение, а какую - стояние (в ранней Церкви, в современном ЛО и в современном восточном обряде)?
piotr_sakharov
Jan. 15th, 2013 01:13 am (UTC)
В принципе символизм не менялся (о нем см. по приведенной ссылке у Тафта; там, в свою очередь, обширная библиография). Беда лишь в том, что его понимание трансформируется (а честнее будет сказать - утрачивается), что в заметной степени присутствует средневековых практиках, успешно продолжающих свое существование и в наши дни. Я упомянул одну из них.
bormvit
Jan. 15th, 2013 03:21 am (UTC)
Но Тафт говорит практически исключительно о византийском обряде. Если же говорить о положении дел в латинском обряде сейчас, то стоит заметить, что не существует "символизма" per se отдельного от того, который понимается людьми, и если римо-католики видят под определенными действиями сейчас тот или иной смысл, то в том символизм этого действия и заключается. По факту коленопреклонение в латинском обряде есть не знак скорби и покаяния, а выражение своего смирения перед Господом, большим, чем мы, и в том числе - перед тайной Его присутствия в Святых Дарах, и с этой точки зрения принятие Причастия на коленях (или, например, коленопреклоненная адорация) вполне допустимы (но и не следует, разумеется, осуждать поступающих иначе). Ранние христиане или современные "восточники" могут иметь другое понимание символики коленопреклонения, но это не означает существование более "верной" символики; скорее, речь может идти о близости тому или иному человеку той или иной обрядовой традиции (не обязательно жестко связанной с тем или иным обрядом: в том же Novus Ordo в разных приходах можно наблюдать причащение как стоя, так и на коленях, например).
piotr_sakharov
Jan. 15th, 2013 10:21 am (UTC)
Тафт говорит практически исключительно о византийском обряде.
В исконном понимании символики различных положений тела разницы практически нет.

не существует "символизма" per se отдельного от того, который понимается людьми, и если римо-католики видят под определенными действиями сейчас тот или иной смысл, то в том символизм этого действия и заключается
Да, бесспорно. Но то же самое можно сказать и о вере. Если на земле существует множество католиков, которые уверены, что Св.Троица - это Христос, Дева Мария и Антоний Падуанский, то следует ли на данном основании заключать, что в этом выражается sensus fidelium, и принимать сложившееся положение вещей как есть? Я понимаю, что речь идет о вещах разного порядка. Но если в ходе истории многое в литургической жизни Церкви претерпело не самые лучшие изменения, в силу чего укоренилось превратное понимание или вовсе утрата понимания (а это, в конечном счете, оборачивается тем, что Литургия Церкви не соответствует своим исходным целям или соответствует им недостаточно полно), то требует исправления и очищения - проводимого, конечно, очень аккуратно, с пастырской чуткостью и после тщательном и всестороннего исследования. Что во многом и нашло проявление в деятельности Литургического движения и в Литургической реформе (в чем-то, м.б., и _излишне_ осторожной).

Ранние христиане или современные "восточники" могут иметь другое понимание символики коленопреклонения
Оно не другое. Просто акценты сместились не вполне пропорционально.

но это не означает существование более "верной" символики
На первый взгляд, да, это так. Но только на первый. См. выше, чтобы нам не ходить по кругу.
На самом деле, здесь сплетен целый комплекс проблем, и четко расставить всё по полочкам не так-то просто.
o_ioann
Jan. 15th, 2013 06:04 am (UTC)
по идее, нужно стоять, пока св. Дары не будут убраны в Дарохранительницу.
piotr_sakharov
Jan. 15th, 2013 10:32 am (UTC)
Я бы предпочел сказать - не будут потреблены (или перенесены от алтаря для потребления). Потому что латинская практика использования на мессах Даров из дарохранительницы (с их последующим унесением туда) не особенно способствует восприятию верными мессы как Трапезы Господней (на что не раз указывалось в церковных документах, хотя и в иной форме и, я бы сказал, излишне осторожно). Я понимаю, что это создает практическое удобство, но как-то вполне обходятся без этого восточные христиане, да и западные больше тысячи лет успешно обходились. Но это отдельная тема, на которой здесь не хотелось бы залипать.
Поскольку практика использования на мессе Даров из дарохранительницы неистребима, то сформулируем так: "нужно стоять, пока Св. Дары не будут потреблены и/или унесены от алтаря для потребления и/или в дарохранительницу".:)
edgar_leitan
Jan. 26th, 2013 07:11 am (UTC)
аналогия и анагогия
Убирание прежде пресуществлённых и не до конца потреблённых Даров подобно тому, как если бы гостей созвали на обед, но накормили не свежеприготовленными яствами, а старыми консервами, остатки которых хозяин-скупердяй тут же убрал обратно -- в кладовку или холодильник :)
piotr_sakharov
Jan. 26th, 2013 10:08 am (UTC)
Re: аналогия и анагогия
А, да, хорошая анал/гогия:)
klodonis
Jan. 24th, 2013 12:23 pm (UTC)
Сейчас регулярно бываю на богослужениях в общине, состоящей процентов на 70 из африканцев. Что я заметил: они после причащения стоят, в отличие от присутствующих на этих же богослужениях европейцев, которые садятся либо встают на колени.

Еще один момент. на который я обратил внимание: африканцы никогда не встают на колени после пения Agnus Dei.

С чем это связано, я не знаю.
piotr_sakharov
Jan. 24th, 2013 03:27 pm (UTC)
У африканцев в моем приходе есть вообще довольно необычная манера (я ее почти нигде больше не встречал). В те моменты, когда принято вставать на колени, они садятся и, сидя, низко нагибают голову и корпус. Не знаю, используется ли у них такое положение тела как замена коленопреклонения всегда - или это делается только в тех случаях, когда коленопреклонение по каким-то причинам затруднено (слишком мало места, слишком грязный пол, слишком чистые штаны и т.п.). Спросить у них самих ни разу не отважился, хотя, наверно, имело бы смысл.
То же делают у нас и многие филиппинцы.
klodonis
Jan. 25th, 2013 06:07 am (UTC)
В своем приходе я тоже что-то подобное видел. Думаю,что они так делают исключительно потому, что пол грязный, хотя могу и ошибаться. Кстати, я еще заметил, что африканцы из бывших английских колоний (Нигерии и Ганы) ведут себя на мессе так же, как европейцы.
А вот выходцы из Камеруна, Кот-д'Ивуара, Конго - нет; ко многим вещам мне было очень сложно привыкать поначалу. Сейчас уже привык и порой чувствую себя не в своей тарелке, заходя на польскую или русскую мессу:)
( 11 comments — Leave a comment )

Profile

osculetur
piotr_sakharov
Петр Сахаров

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow