?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ровно 150 лет назад, 6 августа 1859 г., в Люцерне (Швейцария) Рихард Вагнер завершил партитуру своей музыкальной драмы "Тристан и Изольда".



Случайно ли то, что Вагнер завершил свой шедевр в праздник Преображения Господня? Не берусь строить догадок. Примечательно, меж тем, что финал этой музыкальной драмы, который нередко называют «Смерть Изольды», никогда так не именовался самим автором, который называл его либо Isoldes Liebestod (последнее сложное слово, наверное, правильнее всего было бы переводить как «смерть в любви»), либо Isoldes Verklärung, т.е. тем же словом, которое традиционно используется в немецком языке и для обозначения евангельского события Преображения, равно как и праздника в его воспоминание. Я, упаси Боже, не дерзаю проводить никаких параллелей, но и совсем обойти вниманием это обстоятельство тоже не могу. Тут есть над чем поразмыслить.

Конечно, именно этот финал я хочу предложить сегодня послушать читателям моего журнала в первую очередь. Но какое исполнение из многих известных мне записей выбрать? Я не могу с однозначностью сказать, что такое-то исполнение я считаю самым лучшим, потому что оно, на мой вкус, самое красивое; или, скажем, потому, что оно представляется мне самым адекватным замыслу автора. Я люблю многие исполнения, и каждое – за что-то свое, чего может не быть в других. Но долго терзаться по поводу выбора мне не пришлось. Я вспомнил один случай. Как-то в середине 90-х, будучи во Франции, я включил радио «Classique» и услышал Isoldes Verklärung (почти с самого начала) в исполнении, которого точно не слышал никогда прежде и которое прямо-таки заворожило меня. Отзвучал последний аккорд, но… исполнителей не объявили. Я очень огорчился, потому что просто влюбился в это исполнение. Оно не шло у меня из головы. На следующий день я поделился своей печалью с одним человеком, тоже большим любителем музыки, который посоветовал мне позвонить на радио «Classique», да и спросить. Что я и сделал. И в тот же вечер пошел в магазин «Virgin» на Елисейских полях и купил себе этот диск.

Итак, это оказалась Шерил Студер (которая, если я не ошибаюсь, никогда не пела партию Изольды полностью) с оркестром Дрезденской государственной капеллы, дирижировал Джузеппе Синополи.

Вот оно, это исполнение.

*          *          *

Я уже писал о том, что «Тристан и Изольда» Вагнера является на протяжении многих лет моим однозначно и бессменно самым любимым музыкальным произведением из всех, какие я когда-либо слышал. Когда мне было 15 лет, я купил за 6 (шесть) рублей единственную доступную тогда в нашей стране запись «Тристана» в исполнении Фуртвенглера 1952 г. с Флагстад и Зутхаусом, пришел домой, поставил… и обалдел. И уже не мог оторваться. И потом слушал снова и снова. Я к тому времени довольно хорошо знал разную классическую музыку, я неплохо знал русскую и итальянскую оперу, – но я почти совсем не знал Вагнера. И то, что я услышал, настолько выходило за рамки моих прежних представлений об опере, да и о музыке вообще, что резко вырвалось в моей иерархии музыкальных ценностей выше всего остального, – и там и осталось на все последующие годы. Потом я многое новое в музыке узнавал, у меня появлялось много новых симпатий, что-то из нелюбимого прежде я вдруг умудрялся распробовать и начинал любить, и наоборот – к чему-то прежде любимому охладевал… Но Вагнер продолжал оставаться выше и любимее всего остального. А «Тристан» продолжал парить надо всем остальным, написанным Вагнером.

Между прочим, довольно долго я не вникал в тексты опер Вагнера и слушал только музыку. Позже я понял, что в этом было свое преимущество. Сколь важным ни было бы значение поэтического текста у Вагнера и сколь значимую роль ни придавал бы он сам опере как именно сценическому действу, сосредоточенность моя на первых порах только на звучании (музыки – в сочетании с необыкновенной красоты текстами на языке, которого я почти не знал) при весьма приблизительном знании основной сюжетной канвы способствовала тому, чтобы лучше в это звучащее вникнуть, не отвлекаясь от него ни смыслами текста, ни картинкой. Оперы Вагнера, с его уникальным для оперного композитора того времени симфонизмом, предстали мне не операми даже, а своего рода симфониями – или, лучше, большими симфоническими поэмами, – отличающимися тем, что в них основательно участвуют человеческие голоса.

Позже я узнал, что есть немало других людей (включая и некоторых великих музыкантов прошлого и настоящего), которые так же, как я, совершенно убеждены, что вагнеровский «Тристан» является бесспорной вершиной мировой музыки или самым совершенным из всего, созданного когда-либо в музыке (формулировки у всех разные, но суть примерно одна и та же).

В индийской поэтической традиции считается, что из всех жанров поэзии самым прекрасным является драма; из всех драм нет ничего прекраснее «Шакунталы» Калидасы; в «Шакунтале» нет прекраснее 4-го акта… (дальше еще уточняется, какой стих самый прекрасный в 4-м акте «Шакунталы»). Вспомнил я это вот к чему. Обычно вершиной в «Тристане» представляют его «сердцевину» – любовный дуэт из 2-го акта. Для меня же его вершиной всегда было и остается другое место: сцена ожидания Изольдой Тристана, предваряющая этот дуэт. Вагнер вообще уникальный мастер сцен ожидания, а «Тристан» – это не только повесть о любви и гимн любви, это еще и роман об ожидании, своего рода гимн ожиданию: во 2-м акте сравнительно короткое нетерпеливое и трепетное ожидание Изольдой Тристана, в 3-м – долгое, мучительное ожидание Тристаном Изольды.

Отвлекаясь от чисто субъективного, должен сказать, что среди написанного Вагнером мало где он достиг такого мастерства симфониста, как в этой сцене.

А в любимой сцене у меня почти сразу появилось любимое место, которого я всякий раз ждал с нетерпением. Это малюсенький (чуть больше 1 минуты) монолог Изольды в ответ Брангене, которая говорила, что еще слышны звуки охоты, а значит надо еще повременить и не давать Тристану знак, что он может уже прийти. Монолог такой: «Nicht Hörnerschall / tönt so hold, / des Quelles sanft / rieselnde Welle / rauscht so wonnig daher. / Wie hört' ich sie, / tosten noch Hörner? / Im Schweigen der Nacht / nur lacht mir der Quell. / Der meiner harrt / in schweigender Nacht, / als ob Hörner noch nah dir schallten, / willst du ihn fern mir halten?» (Дословный перевод: «Не звуки рогов / слышатся так нежно – / из источника ласково / струящийся поток / столь радостно там журчит. / Если не изменяет мне слух, / разве трубят еще рога? / В молчании ночи / только источник смеется для меня. / Того, кто ждет меня / в молчащей ночи, – / если и слышала ты еще вблизи звучание рогов, – / будешь ли ты держать вдали от меня?»).

И даже в нем я почему-то особенно ждал момента, когда прозвучат всего два слога: «Wie hört'».

ВОТ этот маленький монолог в исполнении Флагстад с Фуртвенглером – единственном доступном мне на первых порах и до сих пор остающемся одним из любимых.

Но предложу вам его еще в двух прекрасных исполнениях:

Биргит Нильссон (дир. Шолти)

Маргарет Прайс (дир. Карлос Клайбер).

Заодно предлагаю и всю эту сцену ожидания в двух исполнениях.

Из студийных записей, взвесив все плюсы и минусы, я остановился как раз на той же Клайберовской 1980-82 гг. с Маргарет Прайс (Изольда), Бригиттой Фасбендер (Брангена) и оркестром Дрезденской капеллы (15:26; 21 МБ).

А из сценических исполнений хочу поделиться записью (по трансляции, но качество звука для такой записи очень неплохое) из спектакля Венской государственной оперы 9 октября 2000: Изольда – Вальтрауд Майер, Брангена – Миоко Фудзимура, дирижирует Семен Бычков («партия» оркестра тут, на мой взгляд, сыграна великолепно). (14:46; к сожалению, на исходе 12-й минуты секундная лакуна; вес всего 6,7 МБ)



Заодно даю и подстрочный перевод текста всей этой сцены

Сад с высокими деревьями перед покоями Изольды, к которым сбоку ведут ступени. Ясная, приятная летняя ночь. У открытой двери горящий факел. Звуки охоты. Брангена со ступеней покоев следит за удаляющейся и всё менее слышной группой охотников. К Брангене подходит вышедшая из покоев в пламенном волнении Изольда.

ИЗОЛЬДА
Ты их еще слышишь?
Мне кажется, что шум уже далеко.


БРАНГЕНА (вслушиваясь)
Они всё еще близко:
ясно он там слышится.

ИЗОЛЬДА (вслушиваясь)
Тревожный страх
смущает твой слух.
Тебя обманывает листвы
шепчущий шум,
которой, смеясь, шелестит ветер.

БРАНГЕНА
Тебя обманывает желания
неугомонность,
заставляя слышать то, что тебе грезится.
  (вслушивается)
Я слышу звуки рогов.

ИЗОЛЬДА (вслушиваясь опять)
Не звуки рогов
слышатся так нежно –
из источника ласково
струящийся поток
столь радостно там журчит.
Если не изменяет мне слух,
разве трубят еще рога?
В молчании ночи
только источник смеется для меня.
Того, кто ждет меня
в молчащей ночи, –
если и слышала ты еще вблизи звучание рогов, –
хочешь ты держать вдали от меня?

БРАНГЕНА
Того, кто тебя ждет, –
о, послушай мое предостережение! –
ждут соглядатаи в ночи.
Если ты ослепла,
то воображаешь, что взор
всего мира слеп и не видит вас?
Когда на борту корабля
из трепещущих рук Тристана
бледную невесту,
едва владеющую собой, принял король Марк,
когда все смущенно
смотрели на пошатывающуюся
и благосклонно король
с нежной заботой
во всеуслышание сказал
о тяготах долгого пути,
которые ты претерпела:
лишь один там был, –
я хорошо это заметила, –
кто только на Тристане сосредоточил взор.
Лукавым коварством
подозрительных глаз,
тот пытался найти в его лице,
что-то, что ему бы послужило.
Часто я вижу,
как он коварно подслушивает.
Мелота остерегайся!

ИЗОЛЬДА
Ты имеешь в виду господина Мелота?
О, как ты обманываешься!
Разве он не преданный
друг Тристана?
Когда мой милый должен быть вдали от меня,
тогда он остается с одним лишь Мелотом.

БРАНГЕНА
То, что делает его для меня подозрительным,
для тебя делает его дорогим!
От Тристана к Марку
идет путь Мелота:
там сеет он злое семя.
Те, кто сегодня на совете
так поспешно затеял
эту ночную охоту,
куда более благородную добычу,
чем ты воображаешь,
затеяли в своей охотничьей хитрости.

ИЗОЛЬДА
Ради друга
затеял эту хитрость
из сочувствия
друг Мелот.
А ты теперь будешь бросать упреки его верности?
Лучше, чем ты,
он заботится обо мне;
ему он открывает,
то, что ты для меня заграждаешь.
О, избавь меня от тягостного промедления!
Дай знак, Брангена!
О, дай же знак!
Погаси света
последний луч!
Кивни ночи,
чтобы она склонилась совсем!
Уже влила она свою тишину
в рощу и в дом,
уже наполнила она сердце
радостным трепетом.
О, погаси же теперь светильник,
погаси отпугивающий свет!
Впусти моего любимого!

БРАНГЕНА
О, оставь предостерегающее пламя,
дай ему показывать тебе опасность!
О горе, горе!
Увы мне, несчастной!
Злосчастный напиток!
Горе, что я, неверная,
лишь однажды
нарушила волю госпожи!
Послушайся я тогда безмолвно и слепо,
твоим уделом
была бы смерть.
Но твой позор,
твое позорное бедствие –
моих рук дело:
должна я, виновница, это знать!

ИЗОЛЬДА
Твоих рук дело?
О глупая служанка!
Или ты не знаешь Госпожу Любовь?
Не знаешь ее волшебную силу?
Не знаешь отважнейшую
царицу,
мироздания
повелительницу?
Жизнь и смерть
подвластны ей:
их она ткет из блаженства и страдания,
превращая зависть в любовь.
Дело смерти
взяла я, дерзкая, в руки, –
Госпожа Любовь исхитила его
из моей власти.
Посвященную смерти
приняла она в залог,
взяла дело
в свои руки.
Как бы она это ни повернула,
как бы она это ни завершила,
для чего бы меня ни избрала,
куда бы меня ни повела, –
ей я стала принадлежать:
теперь дай мне явить ей покорность.

БРАНГЕНА
Но даже если коварный
напиток любви
загасил тебе свет разума
и не можешь ты видеть,
когда я тебя предостерегаю,
хотя бы сейчас послушай,
о, услышь мою мольбу!
Горящий в знак опасности свет,
– хотя бы сейчас, сейчас! –
не гаси еще факел!

ИЗОЛЬДА
Раздувающая жар
в моей груди,
пламенящая
мое сердце,
озаряющая, как день,
мою душу
Госпожа Любовь желает:
да будет ночь,
чтобы она ярко зажглась там,
(быстро идет к факелу)
где отпугивал ее твой свет.
(снимает факел с двери)

Теперь в дозор:
стереги же верно.
Светильник, –
будь это хоть свет моей жизни, –
смеясь,
я тушу без колебаний!

(Она бросает факел на землю, где он постепенно угасает)



Profile

osculetur
piotr_sakharov
Петр Сахаров

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow