?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дорогие друзья!
Есть ли у кого-нибудь в сфере досягаемости книга вл. Иоанна (Шаховского) о Льве Толстом? Нужна одна точная цитата.


UPD Книга нашлась, цитата тоже. Спасибо, samson_georgiy !

Comments

( 17 comments — Leave a comment )
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 06:34 pm (UTC)
книгу нашел
Арх.Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Избранное. Собрание сочинений в двух томах. Издательство Братства во имя св. князя Александра Невского. т.2

Что искать в "Революции Толстого"?
piotr_sakharov
Apr. 21st, 2010 06:45 pm (UTC)
Re: книгу нашел
Спасибо!
А Вы хорошо помните эту книгу? (по содержанию)
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 06:58 pm (UTC)
Re: книгу нашел
читал год тому назад, помню не все, давайте попробуем найти
piotr_sakharov
Apr. 21st, 2010 07:10 pm (UTC)
Re: книгу нашел
(Я-то уж больше 10 лет назад, поэтому не могу точно восстановить, в какой это части книги).
Там есть такое место. Автор вспоминает одну бытовую сцену из "Войны и мира" (кажется, даже цитирует большой фрагмент), а потом пишет примерно вот что: "Вроде бы, ни слова не сказано о Христе - а присутствует Христос".

Вот мне и хотелось восстановить точно эту цитату (если она мне не приснилась), а заодно и вспомнить, о какой сцене из "Войны и мира" идет речь.
Заранее благодарю!
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 07:11 pm (UTC)
Re: книгу нашел
по ощущению помню это место также. Ищу
piotr_sakharov
Apr. 21st, 2010 07:14 pm (UTC)
Re: книгу нашел
Спасибо!
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 07:32 pm (UTC)
гл. "В цветнике", с. 242-244
***
"Наступил псоледний день Москвы. Была ясная веселая осенняя погода. Было воскресенье. Как и в обыкновенные воскресенья. блоговестили к обедне во всех церквах. Никто, кзалосьф, еще не мог поянть того, что ождиает Москву.
... В степенном и старом доме Ростовых распадение прежних условий жизни выразилось очень слабо. В отношении людей было только то, что в ночь пропало три человека из огромной дворни; но ничего не было украдено; и в отношении цен вещей оказалось то, что тридцать подвод, пришедшие из деревень, были огромное богатство, которому многие завидовали и за которые Ростовым
предлагали огромные деньги. (с.243)Мало того, что за эти подводы предлагали огромные деньги, с вечера и рано утром 1-го сентября на двор к Ростовым приходили посланные денщики и слуги от раненых офицеров и притаскивались сами раненые, помещенные у Ростовых и в соседних домах, и умоляли людей Ростовых похлопотать о том, чтоб им дали подводы для выезда из Москвы.
Дворецкий, к которому обращались с такими просьбами, хотя и жалел раненых, решительно отказывал, говоря, что он даже и не посмеет доложить о том графу.
Как ни жалки были остающиеся раненые, было очевидно, что, отдай одну подводу, не было причины не отдать другую, все - отдать и свои экипажи.
Тридцать подвод не могли спасти всех раненых, а в общем бедствии нельзя было не думать о себе и своей семье. Так думал дворецкий за своего барина.
Проснувшись утром 1-го числа, граф Илья Андреич потихоньку вышел из спальни, чтобы не разбудить к утру только заснувшую графиню, и в своем лиловом шелковом халате вышел на крыльцо. Подводы, увязанные, стояли на дворе. У крыльца стояли экипажи. Дворецкий стоял у подъезда, разговаривая с стариком денщиком и молодым, бледным офицером с подвязанной рукой.
Дворецкий, увидав графа, сделал офицеру и денщику значительный и строгий знак, чтобы они удалились.
- Ну, что, все готово, Васильич? - сказал граф, потирая свою лысину и добродушно глядя на офицера и денщика и кивая им головой. (Граф любил новые лица.)
- Хоть сейчас запрягать, ваше сиятельство.
- Ну и славно, вот графиня проснется, и с богом! Вы что, господа? - обратился он к офицеру. - У меня в доме? - Офицер придвинулся ближе. Бледное лицо его вспыхнуло вдруг яркой краской.
- Граф, сделайте одолжение, позвольте мне... ради бога... где-нибудь приютиться на ваших подводах. Здесь у меня ничего с собой нет... Мне на возу... все равно... - Еще не успел договорить офицер, как денщик с той же просьбой для своего господина обратился к графу.
- А! да, да, да, - поспешно заговорил граф. - Я очень, очень рад. Васильич, ты распорядись, ну там очистить одну или две телеги, ну там... что же... что нужно... - какими-то неопределенными выражениями, что-то приказывая, сказал граф. Но в то же мгновение горячее выражение благодарности офицера уже закрепило то, что он приказывал. Граф оглянулся вокруг себя: на дворе, в воротах, в окне флигеля (с. 244)
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 07:35 pm (UTC)
гл. "В цветнике", с. 244-245
виднелись раненые и денщики. Все они смотрели на графа и подвигались к крыльцу.
- Пожалуйте, ваше сиятельство, в галерею: там как прикажете насчет картин? - сказал дворецкий. И граф вместе с ним вошел в дом, повторяя свое приказание о том, чтобы не отказывать раненым, которые просятся ехать.
- Ну, что же, можно сложить что-нибудь, - прибавил он тихим, таинственным голосом, как будто боясь, чтобы кто-нибудь его не услышал.
В девять часов проснулась графиня, и Матрена Тимофеевна, бывшая ее горничная, исполнявшая в отношении графини должность шефа жандармов, пришла доложить своей бывшей барышне, что Марья Карловна очень обижены и что барышниным летним платьям нельзя остаться здесь. На расспросы графини, почему m-me Schoss обижена, открылось, что ее сундук сняли с подводы и все подводы развязывают - добро снимают и набирают с собой раненых, которых граф, по своей простоте, приказал забирать с собой. Графиня велела попросить к себе мужа.
- Что это, мой друг, я слышу, вещи опять снимают?
- Знаешь, ma chère, я вот что хотел тебе сказать... ma chère
графинюшка... ко мне приходил офицер, просят, чтобы дать несколько подвод под раненых. Ведь это все дело наживное; а каково им оставаться, подумай!..
Право, у нас на дворе, сами мы их зазвали, офицеры тут есть. Знаешь, думаю, право, ma chère, вот, ma chère... пускай их свезут... куда же
торопиться?.. - Граф робко сказал это, как он всегда говорил, когда дело шло о деньгах. Графиня же привыкла уж к этому тону, всегда предшествовавшему делу, разорявшему детей, как какая-нибудь постройка галереи, оранжереи, устройство домашнего театра или музыки, - и привыкла, и долгом считала всегда противоборствовать тому, что выражалось этим робким тоном.
Она приняла свой покорно-плачевный вид и сказала мужу:
- Послушай, граф, ты довел до того, что за дом ничего не дают, а теперь и все наше - детское состояние погубить хочешь. Ведь ты сам говоришь, что в доме на сто тысяч добра. Я, мой друг, не согласна и не согласна. Воля твоя!
На раненых есть правительство. Они знают. Посмотри: вон напротив, у Лопухиных, еще третьего дня все дочиста вывезли. Вот как люди делают. (с.245)
Одни мы дураки. Пожалей хоть не меня, так детей.
Граф замахал руками и, ничего не сказав, вышел из комнаты.
- Папа! об чем вы это? - сказала ему Наташа, вслед за ним вошедшая в комнату матери.
- Ни о чем! Тебе что за дело! - сердито проговорил граф.
- Нет, я слышала, - сказала Наташа. - Отчего ж маменька не хочет?
- Тебе что за дело? - крикнул граф. Наташа отошла к окну и задумалась.(Война и мир, т.3, ч.3, гл.xv)
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 07:40 pm (UTC)
гл. "В цветнике", с. 245-246
(с.245) "В душе Наташи что-то стало совершаться (вставка Шаховского, потом опять большая цитата "Войны и мира")
"...На крыльце стоял Петя, занимавшийся вооружением людей, которые ехали из Москвы. На дворе все так же стояли заложенные подводы. Две из них были развязаны, и на одну из них влезал офицер, поддерживаемый денщиком.
- Ты знаешь за что? - спросил Петя Наташу (Наташа поняла, что Петя разумел: за что поссорились отец с матерью). Она не отвечала.
- За то, что папенька хотел отдать все подводы под ранепых, - сказал Петя. - Мне Васильич сказал. По-моему...
- По-моему, - вдруг закричала почти Наташа, обращая свое озлобленное лицо к Пете, - по-моему, это такая гадость, такая мерзость, такая... я не знаю! Разве мы немцы какие-нибудь?.. - Горло ее задрожало от судорожных рыданий, и она, боясь ослабеть и выпустить даром заряд своей злобы, повернулась и стремительно бросилась по лестнице. Берг сидел подле графини и родственно-почтительно утешал ее. Граф с трубкой в руках ходил по комнате, когда Наташа, с изуродованным злобой лицом, как буря ворвалась в комнату и быстрыми шагами подошла к матери.
- Это гадость! Это мерзость! - закричала она. - Это не может быть, чтобы вы приказали.
Берг и графиня недоумевающе и испуганно смотрели на нее. Граф остановился у окна, прислушиваясь.
- Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! - закричала она. - Они остаются!..
(с. 246)
- Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?
- Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже... Нет, маменька, голубушка, это не то, простите, пожалуйста, голубушка... Маменька, ну что нам-то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе... Маменька!.. Это не может быть!..
Граф стоял у окна и, не поворачивая лица, слушал слова Наташи. Вдруг он засопел носом и приблизил свое лицо к окну.
Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, увидала ее волнение, поняла, отчего муж теперь не оглядывался на нее, и с растерянным видом оглянулась вокруг себя.
- Ах, да делайте, как хотите! Разве я мешаю кому-нибудь! - сказала она, еще не вдруг сдаваясь.
- Маменька, голубушка, простите меня!
Но графиня оттолкнула дочь и подошла к графу.
- Mon cher, ты распорядись, как надо... Я ведь не знаю этого, - сказала она, виновато опуская глаза.
- Яйца... яйца курицу учат... - сквозь счастливые слезы проговорил граф и обнял жену, которая рада была скрыть на его груди свое пристыженное лицо.
- Папенька, маменька! Можно распорядиться? Можно?.. - спрашивала Наташа. - Мы все-таки возьмем все самое нужное... - говорила Наташа.
Граф утвердительно кивнул ей головой, и Наташа тем быстрым бегом, которым она бегивала в горелки, побежала по зале в переднюю и по лестнице на двор.
Люди собрались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтобы отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые. Поняв приказание, люди с радостью и хлопотливостью принялись за новое дело. Прислуге теперь это не только не казалось странным, но, напротив, казалось, что это не могло быть иначе, точно так же, как за четверть часа перед этим никому не только не казалось странным, что оставляют раненых, а берут вещи, но казалось, что не могло быть иначе.
Все домашние, как бы выплачивая за то, что они раньше не взялись за это, принялись с хлопотливостью за новое дело размещения раненых. Раненые повыползли из своих комнат и с радостными бледными лицами окружили подводы."

samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 07:47 pm (UTC)
гл. "В цветнике", с. 247-248
"В соседних домах тоже разнесся слух, что есть подводы, и на двор к Ростовым стали приходить раненые из других домов. Многие из раненых просили не снимать вещей и только посадить их сверху. Но раз начавшееся дело свалки вещей уже не могло остановиться. Было все равно, оставлять все или половину.
На дворе лежали неубранные сундуки с посудой, с бронзой, с картинами, зеркалами, которые так старательно укладывали в прошлую ночь, и все искали и находили возможность сложить то и то и отдать еще и еще подводы.
- Четверых еще можно взять, - говорил управляющий, - я свою повозку отдаю, а то куда же их?
- Да отдайте мою гардеробную, - говорила графиня. - Дуняша со мной сядет в карету.
Отдали еще и гардеробную повозку и отправили ее за ранеными через два дома. Все домашние и прислуга были весело оживлены. Наташа находилась в восторженно-счастливом оживлении, которого она давно не испытывала.
- Куда же его привязать? - говорили люди, прилаживая сундук к узкой запятке кареты, - надо хоть одну подводу оставить.
- Да с чем он? - спрашивала Наташа.
- С книгами графскими.
- Оставьте. Васильич уберет. Это не нужно.
В бричке все было полно людей; сомневались о том, куда сядет Петр Ильич.
- Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? - кричала Наташа." (Война и мир. т.3, ч.3, гл.xvi)
(дальше - текст Шаховского)
Сколь ни морально было подчас морализированье Толстого над сокровенными воздыханиями духа человеческого, столь глубоко истинно и, в этом смысле, морально его художественное творчество, проникнутое видением сокровенностей жизни.
Все хорошо в этом чисто "толстовском" отрывке. А таких отрывков у Толстого много.
Тонко очерчены типы живых людей, и передано ощущение дыхания общей их жизни.
Сила сострадающей любви Наташи побеждает затхлое чевечесвкое существование, прочно закованное в свой быт. Преображение мира свершается от одного ее светлого, негодующего порыва. (с.248)
Никто здесь не говорит "моральных" слов. Автор не философствует о Боге, не говорит о любви. А Бог - тут, и любовь тут. Ибо автор думает лишь о правдивости художественной своей речи. Он не "сочиняет", он правдиво говорит о жизни и открывает самую жизнь
piotr_sakharov
Apr. 21st, 2010 07:53 pm (UTC)
Спасибо!!!
Ой, огромное Вам спасибо, Георгий!
Это именно то место, которое я искал.
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 07:57 pm (UTC)
Re: Спасибо!!!
а Вы ни одной моей песенки не послушали... :(
piotr_sakharov
Apr. 21st, 2010 08:54 pm (UTC)
Re: Спасибо!!!
Нет еще, только тексты читал.
Непременно послушаю.
samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 09:06 pm (UTC)
Спасибо и Вам
А то сидишь тут, и время от времени подкрадывается мысль, что то, что делаешь, никому и не потребно
piotr_sakharov
Apr. 21st, 2010 09:14 pm (UTC)
Re: Спасибо и Вам
О да, меня эта мысль уж почти полвека как посещает время от времени. А потом вдруг выясняется, что очень даже потребно. И даже то, про что думал, что никому, кроме меня самого, это не интересно, оказывалось кому-нибудь нужно. (Правда, и наоборот тоже бывало: когда был точно уверен, что именно этот человек именно вот это уж точно заценит, - а человек тот почему-то оказывался совершенно безразличен).
piotr_sakharov
Apr. 21st, 2010 09:10 pm (UTC)
Re: Спасибо!!!
Вот теперь послушал несколько.
Правда, по мере погружения вниз по Вашему журналу они у меня почему-то перестали грузиться. Но из тех, что успел послушать, пока еще грузились, мне более других понравилась эта последняя.

samson_georgiy
Apr. 21st, 2010 09:24 pm (UTC)
Re: Спасибо!!!
У Делеза есть в одной лекции (смотрел на видео) про то, что концепция по самому слову - это дружба, совместное приятие. И у Дерриды целая книжка про дружбу (не переведенная). В общем, тема античная. И - парная к ней тема неслышания другом, тем более - разрыва дружбы.

За то, что песенка понравилась, спасибо, выходит, не зря она)
( 17 comments — Leave a comment )

Profile

osculetur
piotr_sakharov
Петр Сахаров

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow