March 27th, 2017

buecherwurm

Моя статья "Театр" в "Католической Энциклопедии" (допечатная версия)

(По случаю Всемирного дня театра)


Предлагаю вниманию читателей один из самых моих удачных опытов в жанре энциклопедической статьи - статью "Театр" в российской "Католической Энциклопедии" в ее первоначальной, допечатной версии, которая содержит некоторую полезную информацию, не сохраненную в опубликованной статье.

Но прежде немного истории.

Когда 4-й том "Энциклопедии" был уже почти готов, неожиданно ко мне обратились коллеги из редакции "Энциклопедии". Как выяснилось, они обнаружили, что в словнике была заявлена статья "Театр", про которую совсем забыли и никому ее не заказали...

- ...Вот мы и вспомнили, что ты у нас по образованию театровед, и решили, что тебе в самый раз ее и написать. Но ты имей в виду, что сроки совсем уже поджимают, да и места не осталось. На всё про всё тебе три страницы (т.е. по 1800 знаков с пробелами - П.С.), постарайся уложиться.

Я охотно согласился и с большим воодушевлением принялся за работу. Но задача была непростая. И дело не только в сроках и критически малом объеме. В любом справочном издании, имеющем конкретную специализацию (каковую имеет и "Католическая Энциклопедия") любая статья о ком-то или о чем-то, не принадлежащем основной тематике этого издания напрямую, должна всё же отличаться от статьи на ту же тему в обычной не-тематической энциклопедии; и отличаться она должна тем, что в ней будут так или иначе высвечены связи между предметом статьи и основной тематикой издания. К примеру, статья "Байрон" для, допустим, "Архитектурной Энциклопедии" не должна ограничиваться очерком жизни и творчества великого английского поэта (и такому очерку надлежит быть во много раз более кратким, чем, скажем, в "Литературной Энциклопедии"), а должна содержать сведения о том, какое значение имела для лорда Байрона архитектура и какое она нашла отражение в его литературном наследии, а может быть, и о том, как его поэзия повлияла на зодчество в последующие времена; и т.п. Надо честно признать, что на страницах "Католической Энциклопедии" кое-где у нас порой можно, к сожалению, встретить статьи, в которых предмет их описания не обнаруживает никаких связей или корреляций с Католической Церковью или даже шире - с христианством. В случае с театром для меня было очевидно, что значительная часть статьи должна быть именно о взаимоотношениях и взаимосвязях между театром и Церковью (притом не только Католической), а для общих сведений о театре следует оставить лишь относительно малую долю объема. Так я и поступил. Правда, объем я всё-таки немного превысил. Статья была чуть-чуть порезана; редакторы руководствовались при этом не какими-то цензурными соображениями, а просто пытались сократить объем, убрав то, что казалось им менее важным. Жалко, однако, что в процессе этой редакторской резки пропала информация, которая представляется мне существенной для рассмотрения театра в соответствующем контексте: в частности, исчезли пассажи о раннехристианской лексике, относящейся к театральному искусству, и (что особенно печально) комментарии по поводу слова "лицедейство".

Пользуюсь случаем восполнить в публичном пространстве эти неоправданные лакуны печатной версии.

Collapse )


Поздравляю со Всемирным днем театра всех, кто с ним связан профессионально, и всех, кто просто его любит.
embrace

И еще по случаю Всемирного дня театра

На этих фотографиях я в возрасте 4 лет в деревне Полежайки на Истринском водохранилище, где наша семья отдыхала летом 1961 года. У меня на голове надет платок, потому что у меня болело ушко. Так вот этот платок послужил для меня одним из "окон" в мир драматургических и оперных шедевров.






         


Это был шелковый платок, когда-то присланный из Франции моим двоюродным прадедом французским художником одесского происхождения Сержем Фотинским. Моя бабушка Ариша, о которой я не раз уже писал, была его племянницей. Изредка он через Илью Эренбурга передавал небольшие подарки родственникам в Советский Союз. Вот этот платок и был одним из таких подарков дяди Сержа моей бабушке. Платок из тонкого шелка, на котором было много своего рода клейм с названиями разных спектаклей парижских театров. В каждом клейме было название театра, название пьесы или оперы и довольно простенькая картинка, изображающая центральных персонажей или какой-то эпизод. Там были "Comédie-Française", "Opéra", "Opéra Comique" и, быть может, какие-то еще театры Парижа. И там были "Гамлет", "Ромео и Джульетта", "Отелло", "Король Лир", "Сид", "Мещанин во дворянстве", "Мнимый больной", "Сирано де Бержерак", "Кармен", "Тристан и Изольда", "Риголетто", "Травиата", "Аида", "Тоска", "Богема", "Чио-чио-сан" и другие пьесы или оперы (наверное, и балеты тоже были, не помню уже).

В 4 года я еще не проявлял интереса к этим надписям и картинкам, а вот лет в 6-7 начал интересоваться. Я тогда уже умел разбирать латинские буковки. И я очень хорошо помню, как я спрашивал у мамы, кто написал эту пьесу или эту оперу, и мама рассказывала мне, кто автор, и подробно пересказывала сюжеты. Обо многих из этих творений я тогда узнал впервые (в частности, о "Тристане и Изольде"). Очень хорошо помню, что мама даже рассказывала мне о литературной основе сюжета "Травиаты" и об отличиях "Дамы с камелиями" от оперы (недавно я перечитывал этот роман и, читая сцену эксгумации, отчетливо вспомнил, как мама мне ее именно тогда пересказывала). Поскольку мои мама и папа не знают французского языка, они не смогли мне сходу перевести два названия, и тогда я со словарем перевел их сам: "Мещанин во дворянстве" и "Мнимый больной". Я спросил у папы, кто их написал, и он ответил, что Мольер.

К сожалению, этот платок не сохранился. Единственные фотографии, на которых он, пусть и без деталей, запечатлен, сохранились в одном из семейных альбомов, и я на днях их переснял.