Петр Сахаров (piotr_sakharov) wrote,
Петр Сахаров
piotr_sakharov

Categories:

Еще о младостарцах: Лысак

Не так давно я рассказывал в этом журнале о моем знакомстве с о. Амвросием (Юрасовым) сорок лет назад. Но им не ограничилось мое знакомство с младостарцами. Куда лучше мне удалось узнать другого великого младостарца времен моей юности - иеромонаха Павла (Лысака). Кажется, сегодня как раз ровно 40 лет с того дня, как я встретил его впервые: если не изменяет мне память, это произошло именно 5 января, но в любом случае в один из дней предпразднства Рождества, поскольку точно помню, что пелся тропарь Готовися, Вифлееме.

Несколько лет назад по просьбе моего хронически виртуального друга Дедулькина kalakazo (во егоже развиртуализацiю ктому не верую) я наскоро написал несколько страничек мемуарных заметок о Лысаке: Дедулькин вознамерился ввести его в качестве персонажа в один из своих литературных опусов, что с успехом и сделал. Конечно, можно было бы написать и много другого, но энтузиазма и времени у меня тогда не хватило, как не хватает и сейчас. Но те заметки пора бы опубликовать и более широко, и сегодняшняя дата для того достойный повод. Быть может, когда-нибудь сподвигнусь и на написание их продолжения, а пока - что есть.

_______________________________________

Морозным ранним утром в самом начале 1974 г. я приехал в Лавру для очередной исповеди у о. Амвросия (Юрасова). Исповедовали в нижнем храме Успенского собора. Но о. Амвросия я там не нашел. Подошел к одному молодому иеромонаху, сидевшему в ожидании очередного исповедника, спросил, где о. Амвросия найти. Тот ответил, что о. Амвросий уехал на время. «А ты у меня поисповедайся», – предложил он мне мягким голосом. Я и поисповедался.

Запомнил, в частности, одну деталь. Иеромонах спросил меня, не согрешал ли я игрою в карты. Я ответил, что нет. Несмотря на отсутствие у меня этого греха и отсутствие каких-либо недоуменных вопросов с моей стороны, он дал обстоятельное разъяснение, почему в карты играть – грех. Оказывается всё дело в сексуальных ассоциациях: «Там же дама ложится на вальтА, король на даму…»
Так я впервые познакомился с о. Павлом (Лысаком). Больше я у него ни разу в жизни не исповедался. Впрочем, у о. Амвросия Юрасова тоже. Последнего и не встречал впоследствии ни разу.

*          *          *

Году в 1976-м (или77-м?) о. Павел появился в алтаре Николо-Кузнецкого храма, где я нередко прислуживал, будучи в ту пору уже духовным чадом о. Всеволода Шпиллера. Кто-то сказал мне, что о. Павла за что-то неправедно выгнали из Лавры. И, насколько я понял, о. Всеволод из жалости разрешал ему приходить в алтарь своего храма, помогать вынимать просфоры и т.п., а также исполнять чтецкое служение (если не ошибаюсь, в каких-то случаях Лысак сподоблялся и сослужения).

Встретив в первый раз о. Павла в Кузнецах, я сказал ему, что как-то раз встречал его в Лавре и исповедался у него. Через несколько дней он сказал мне: «Ты у меня исповедался <такого-то числа>». Да, действительно, это было то число, которое он назвал. Я с удивлением поинтересовался, как же это он так точно запомнил. «У меня есть синодик, куда я записываю тех, кто особо искренне исповедался».

Насчет искренности, надо сказать, он ошибся. Или сознательно льстил мне. Я-то очень хорошо помнил ту исповедь, и до искренности там было, честно говоря, далековато.

Впоследствии о. Павел неоднократно начинал мне что-то рассказывать обо мне самом, как бы раскрывая мне то, что вроде бы он ниоткуда знать не мог. Я уже тогда понимал, что это типичный прием, которым пользуются гадалки. Человеку говорится о нем то, что, имея элементарный жизненный опыт и внимательный взор, можно выявить с первого взгляда. Что-то не совпадет с действительностью, но что-то и совпадет, – и именно это легковерный потенциальный клиент тотчас принимает за ясновидение и отдается во власть шарлатана сполна. Младостарцы, как я замечал по рассказам других (порой восторженным), очень умело пользуются этим приемом. Но в моем случае он не на того напал.

Но, так или иначе, он изо всех сил старался заполучить меня в духовные чада, прибегая для этого к разным методам.

*          *          *

По самым разным причинам я довольно быстро для себя уяснил, что если и буду когда исповедаться у о. Павла Лысака, то разве что на смертном одре в случае полного отсутствия других священников в сфере досягаемости, да и то едва ли. У младостарцев есть хорошо проверенная методика вербовки духовных чад: после исповеди он сообщает тебе, что твоим духовником является тот, у кого ты исповедался в последний раз; а значит, если коготок увяз (т.е. ты ненароком у него поисповедался), то уже ничего тебе больше нельзя делать, не благословясь на то именно у этого младостарца, и исповедаться у любого другого иерея тоже без благословения самопровозглашеного духовника нельзя. Конечно, со мной такая хитрость не прошла бы, но сколько же простодушних людей (или ищущих себе бремен неудобоносимых) попадается на эту уду.

Но как старался о. Павел всё же уловить меня! Каких только случаев не изыскивал затащить меня под епитрахиль. О чем бы разговор ни зашел, он меня всё на мои грехи выводит и тут же: «А ты мне поисповедайся».

Как-то раз в Великий Четверг сразу после Причащения поручили мне открыть для теплоты-запивки неоткупоренную бутылку кагора. У нас в алтаре для снятия пластмассовых пробок использовались б/у копия. Взял я такое экс-копие, начал срезать пробку, и вдруг оно соскользнуло и довольно глубоко вошло мне в основание кисти (этот «стигмат» до сих пор у меня на руке хорошо виден). Лысак, надо отдать ему должное, очень сочувственно помог мне перевязать руку, а потом тихо сказал мне: «Наверно, ты в чем-то неискренне исповедался». Расчет был, конечно, тотчас заполучить меня на доисповедание. Но и здесь я не повелся.

*          *          *

О. Павел в ту пору никогда не снимал рясы, но на улице всегда подкалывал ее таким образом, что ее не было видно из-под пальто. Поэтому пальто он носил в любое время года. Какое-то время он ходил в дубленке. Тогда это был тот еще дефицит, но кто-то из элитарных адептов (а таких у него хватало – напр., композитор Мартынов, скрипачка Татьяна Гринденко и др.) подарил ему дубленку, и какое-то время он ее носил (говорят, что позже он подарил ее какому-то мальчику, у которого шубка была слишком плохонькая).

О. Павел не подстригал ни бороды, ни волос (он был в ту пору русоволосый, с довольно простыми русскими чертами лица – чаще такой тип встречается на севере России, нежели на его родной Украине). Волосы были у него зачесанные назад и прихваченные на затылке резинкой, со свисающей оттуда до пояса косичкой. Эту косичку вне храма он убирал зимой под меховую шапку, а в более теплое время года – под беретку. Поэтому на улице даже летом он неизменно ходил в голубой беретке. Многие его адепты (мы называли их павликианами) считали это, по-видимому, признаком особого блаачэстия, а потому и сами все ходили в таких же голубых береточках. Их нетрудно было отличить на улице по беретке и специфическому выражению лица (примечательно, что среди них было немало представителей богоизбранного народа), а спускаясь в метро, они непременно осеняли крестным знамением перрон (это же делал и сам гуру).

Одна моя знакомая рассказала мне забавную историю, как она сподобилась беретки с его главы. Пришла она как-то раз на службу в Николо-Кузнецкий храм простоволосая, и тут идет через толпу народа Лысак. Проходя мимо нее, спросил: «Что ж ты, деточка, без платочка?» – «Да вот, забыла…» Лысак вынул из кармана свою беретку и ласково натянул ей на темя. После службы она подошла к нему и вернула беретку.

Своим духовным дщерям о. Павел запрещал не только стричь волосы, но и подстригать их (даже если их кончики секутся). Только заплетать можно было, но не стричь ни в коем случае. Косметика, само собой, исключалась полностью. Брюки, само собой, тоже. Одежда должна была непременно закрывать колени и локти. Я попытался через посредников узнать: а что же, на пляж вообще нельзя? Оказалось, что можно; но купальник непременно должен быть смежный, а не раздельный. Вероятно, живот – самая блудогенная часть тела.

Кстати, о животе: духовным чадам категорически запрещалось спать на животе. Кроме того, засыпать надо не на правом боку, как советуют врачи, а на левом. Потому что с правой стороны у тебя ангел, а с левой – аггел; так что когда ты ложишься на правый бок, ангела попираешь, а аггелу даешь над тобою возобладать.

*          *          *

Довольно скоро Лысак снискал весьма необычную славу. Иной раз помянешь его даже среди людей, казалось бы, совсем далеких от наших проблем, и слышишь: «А, так это тот чудной монах, который людям сантехнику портит?»

И вправду, водилось за ним такое.

Порой придет о. Павел в какой-нибудь дом и тотчас в ванную или на кухню. А в то время на стоках ванн и раковин были металлические крестовины. Увидев такую крестовину, он немедля из портфеля (он всегда везде ходил с черным портфелем-дипломатом) доставал напильничек и аккуратненько перепиливал крестовину. «Как же, – говорил он, – там крест, а мы на него харкаем».

То же самое делали и многие павликиане. Придет бывало такой адепт в какое-нибудь учреждение, зайдет в сортир, заглянет в раковину – ага: тут уже наши побывали! Выдохнет, перекрестится и идет дальше справлять свою павликианскую нужду.

А еще о. Павел запрещал своим духовным чадам держать в квартире собак и отказывался такую квартирку освящать, покуда нечистая тварь из нее навек удалена не будет.

*          *          *

Когда мы спорили с о. Павлом Лысаком на нашу с ним любимую тему (о чем можно было бы написать отдельные мемуары) – о допустимости/недопустимости курения табака – и я сослался на православных греков и арабов, у которых даже среди клириков и монахов многие курят вполне открыто, он прервал меня, заявив, что греки и арабы давно уже оставили истинное православие, и только у нас на Руси оно и сохранилось.

Кто-то рассказывал мне, что на вопрос о том, спасутся ли католики, о. Павел ответил так: «Католик-мирянин еще худо-бедно может спастись. Но католик-монах –никогда». (Видимо, имелась в виду широко распространенная в православии идея о прелести в католической мистике: но здесь она оказалась автоматически экстраполирована на всё католическое монашество).

Когда однажды зашла речь о протестантах, Лысак отрезал: «Эти еще хуже, чем безбожники».

По прошествии какого-то времени я всё-таки сумел выстроить для себя иерархию лучше/хуже (и, соответственно, степени вероятности спасения/погибели) по о. Павлу Лысаку. Если вкратце, то общий алгоритм можно было бы сформулировать так: чем ближе (по внешним признакам), тем погибельнее. Привожу ее в порядке убывания доступа к спасению:

Протестанты – хуже, чем безбожники.
Католики – хуже, чем протестанты.
Нерусские православные – хуже, чем католики.

Но самым худшими оказывались в конечном итоге те русские православные, которые не окормляются у истинных духовных отцов (а таковыми могли считаться, конечно, только младостарцы Наумова гнезда).

_________________________________________________________

Вместо послесловия.

О. Павла (Лысака) я не встречал с первой половины 90-х. Пробовал найти о нем какие-то сведения в интернете, но почти ничего не узнал. Похоже, он остался таким же попом-вагабондом. Так это или нет, но Лев Левинсон, вспоминая о нем, говорил буквально следующее: "И все же отец Павел - противоположность Амвросию. Видно, поэтому теперь, когда церковь из гонимой превратилась в торжествующую, Амвросий «вписался», сделал карьеру, а Павел так и остался «за бортом»".

Кто-то, однако, говорил мне, что он стал чуть ли не епископом в одной из "альтернативных" Православных Церквей.

А буквально на днях я увидел его (или человека очень похожего на него) в одном из сообщений того же Дедулькина на фотографии (заимствованной с официального сайта Тверской епархии): человек с бородой в черной рясе-не-рясе справа от персонажа в митре. Очень похож на Лысака, хотя полной уверенности, что это он, у меня нет: подобная "иконография" не столь уж редка на Руси.

Tags: Православная Церковь, мемуарное, младостарцы, о себе, церковная история
Subscribe

  • Прощальное

    В православном календаре сегодня Прощеное воскресенье. Мне кажется, самый лучший день для того, чтобы мне попрощаться с ЖЖ. Многие годы я очень любил…

  • Христос воскресе!

    Поздравляю со Светлым Христовым Воскресением всех, кто празднует его сегодня! Сам я на сей раз, как и многие собратья по всему миру, встретил Пасху…

  • Мое сегодняшнее заоконье

    Давненько я не постил ничего в когда-то любимом мною жанре "заоконье". Да и вообще давненько я уже здесь ничего не постил. Пора бы и честь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments

  • Прощальное

    В православном календаре сегодня Прощеное воскресенье. Мне кажется, самый лучший день для того, чтобы мне попрощаться с ЖЖ. Многие годы я очень любил…

  • Христос воскресе!

    Поздравляю со Светлым Христовым Воскресением всех, кто празднует его сегодня! Сам я на сей раз, как и многие собратья по всему миру, встретил Пасху…

  • Мое сегодняшнее заоконье

    Давненько я не постил ничего в когда-то любимом мною жанре "заоконье". Да и вообще давненько я уже здесь ничего не постил. Пора бы и честь…