?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Или лучше: "Забрежжит ли свет?"

Предыдущая моя заметка о Темной утрене в одном из будапештских храмов вызвала живое обсуждение в Фейсбуке. Высказывались сожаления, что такие красивые богослужения не практикуются в наших московских католических приходах. Вспомнили о том, что попытки ввести их в московском кафедральном соборе предпринимались, но в конечном счете не получили одобрения церковной власти.

На мой взгляд, ситуация далеко не так бесперспективна, и я хотел бы поделиться некоторыми моими соображениями на этот счет.

Но для начала вернемся к упомянутому прежнему опыту наших московских католиков. Если не изменяет мне память, имела место лишь одна попытка отслужить Темную утреню в нашем соборе. Это было несколько лет назад. Инициатива исходила от общины, законно практикующей дореформенный римский обряд (или, как его официально принято называть, экстраординарную форму римского обряда), и Темная утреня была совершена именно в соответствии с предписаниями тридентского Римского бревиария (конечно, на латинском языке) вечером накануне какого-то из трех последних дней Страстной седмицы. Когда на следующий год та же община захотела повторить это начинание, церковное начальство отказалось дать на это разрешение. Насколько я помню, камнем преткновения послужило то, что община желала совершить эту службу именно поздним вечером; вместе с тем, согласно действующему уставу эти дни литургического календаря в римском обряде (включая и экстраординарную его форму) начинаются не с предыдущего вечера (как это практиковалось до 1955 г.), а с полуночи, и поэтому Утреня каждого из этих дней не может служиться раньше полуночи самого этого дня. Это, в свою очередь, не устраивало общину - по чисто практическим соображениям, как не устраивала ее (по тем же соображениям) и альтернатива совершать эту службу ранним утром.

Я, однако, уверен, что этот единственный конкретный случай в принципе совершенно не лишает наших российских католиков возможности иметь такие или подобные богослужения в последние дни Страстной недели. Я предлагаю несколько путей решения этой проблемы. Тем не менее, не следует забывать, что одного желания для этого мало, и важно, чтобы больше людей проявляло инициативу и активность (разумеется, в законных пределах).

Прежде всего, хорошо бы определиться с формой обряда. Речь может идти как о чисто дореформенном богослужении Темной утрени (на латинском языке - хотя лучше все-таки снабдить народ листочками с текстом и параллельным переводом), так и о ее реформированных вариантах.

Если речь идет о дореформенной Темной утрене, то инициатива должна исходить от приходской общины, законно практикующей экстраординарную форму римского обряда, каковая имеется в нашем кафедральном соборе. Община может предложить два варианта: 1) служба начинается в полночь или чуть позже (но чтобы была возможность попасть в храм общественным транспортом); 2) служба совершается утром (не самое раннее, чтобы желающие могли успеть доехать до храма общественным транспортом). Мне представляется предпочтительным первый вариант: во-первых, он более традиционен; во-вторых, наличие дневного света лишает возможности ощущать символизм этих богослужений столь же живо, как когда темнота реальна. "Пободрствуйте со Мною": вполне можно посвятить одну ночь в конце Страстной седмицы (будь то с четверга на пятницу или с пятницы на субботу) настоящему молитвенному бдению. Предвижу вопрос: "Хорошо, допустим, служба началась в 12 или 1 час ночи, закончилась примерно в 2 или 3. А что дальше? Не все с машинами, не все живут в шаговой доступности, метро откроется только в 5:30..." Можно сделать небольшой перерыв (организовать, скажем, какое-нибудь очень постное чаепитие в крипте собора). Потом продолжить молитву (можно, с поклонением Святым Дарам), и так до открытия метро. Такой вариант, скорей всего, лишает возможности участвовать в этом бдении тех, кому утром идти на работу. В этом плане ночь с пятницы на субботу будет предпочтительнее. Однако в любом случае ночной вариант обрекает службу на то, что число участников будет весьма мало. Огромное неудобство создает зазор в несколько часов между окончанием основного богослужения дня и началом этой службы, - промежуток, в который более или менее отдохнуть почти ни у кого нет возможности. Получается, что рассчитывать можно на участие лишь тех немногих, кто в эти дни вообще не работает, не учится, не сидит с детьми и т.д. (Между прочим, если всё-таки допустить, что было бы получено разрешение служить Tenebrae вечером, почти сразу после основного богослужения дня, физически выдержать две такие продолжительные службы подряд довольно трудно). Но и вариант 2 (совершение службы утром) тоже плох для работающих в этот день (и уж определенно для тех, у кого работа начинается с утра), и Темная утреня в субботу окажется тоже более посещаемой, нежели в пятницу (в субботу можно и куличи с собой захватить, чтобы тут же и посвятить...). Это что касается дореформенного римского обряда.

Теперь о реформированном римском обряде и о тех вариантах Tenebrae, которые могли бы совершаться у нас. Честно признаюсь, мне представляется более перспективным этот путь (он, между прочим, не лишает ревнителей старого обряда возможности совершить свою Темную утреню - по крайней мере, у нас, в Москве, где как-никак больше одного храма, да и последних дней Страстной седмицы везде больше одного).

Один вариант - это то, что практикуется сейчас во многих странах: берется уставная Утреня данного дня Страстной седмицы из пореформенной Литургии часов и дополняется постепенным гашением свечей на герции (в наше время чаще можно встретить семисвечники, а где-то и пяти-  или девятисвечники) и, как это делается в странах Австро-Венгерского региона (в тех приходах, где есть соответствующие человеческие ресурсы), пением фрагментов из Плача Иеремии. Количество чтений в этой службе иногда увеличивается (ведь дореформенная Утреня в результате реформы отчасти трансформировалась в Хвалы утренние, отчасти - в Час чтений): французы иногда добавляют что-то из относительно современных авторов (напр., П. Клоделя). Однако если это более или менее уставная Утреня, подаваемая (в частн., в расписании) именно как Утреня, пусть и Темная, она должна служиться в утреннее время суток. И это имеет свои недостатки, о которых я уже написал выше, говоря об экстраординарной форме (тем не менее, практический плюс в том, что она значительно короче дореформенной). Но по действующим литургическим нормам накануне вечером Утреню этих дней церковного календаря служить нельзя (не знаю, как решили эту проблему в общем-то довольно консервативные и ватиканопослушные венгры - возможно, были какие-то послабления на уровне Епископской конференции; впрочем, там-то как раз в большинстве приходов, где есть Темные утрени, их служат с утра, и кристинаварошский приход - скорее исключение, нежели правило).

Другой вариант (не исключающий, между прочим, предыдущего) - совершать вечером четверга и/или пятницы некое подобие Tenebrae, но под другим названием, подавая это богослужение формально не как одну из часовых служб, но как паралитургический обряд. Это открывает бОльшие возможности, не связывая жесткими требованиями устава. Назвать такое богослужение можно как угодно. Существует такой хороший, давно уже вошедший в широкий обиход (в т.ч. и в России) паралитургический жанр, как бдение. В него можно втюхивать всё что угодно - от молчаливого поклонения Святым Дарам до пения квази-пионерских песен под гитару. Назвать это подобие Tenebrae можно "Ночным бдением", "Вечерним бдением", просто "Бдением" и т.п. Структурно можно сохранить некоторые особенности Утрени и Часа чтений. Но непременно с гашением свечей. По текстовой структуре в принципе почти всё, кроме сАмого окончания, можно сделать, как у мадьяр: псалмодия (соотвествующих дней Литургии часов - но без предначинания), чтения (включая, если есть подобающие певческие ресурсы, кантилляцию некоторых фрагментов Плача Иеремии), 50-й псалом... А вот дальше можно чуть-чуть иначе. Лучше опустить Песнь Захарии (как очевидный признак Утрени), а после наступления полной темноты просто спеть какое-то короткое песнопение (можно с повторами), посвященное страстям и смерти Спасителя, - такое, которое все присутствующие могли бы спеть по памяти. Затем, после возвращения верхней свечи, предстоятель прочитывает молитву дня, и на этом бдение заканчивается. Предпочтительнее, чтобы эта служба была петая, а не читанная, и чтобы псалмодия была на григорианские тоны (но по-русски). Насчет кантилляции Плача Иеремии - можно попробовать адаптировать какую-то из традиционных мелодий к русскому тексту. Между тем, допустимо, на мой взгляд, петь некоторые части по-латыни (но опять же лучше в таком случае снабдить народ текстами с параллельным переводом).

Этот вариант представляется мне наиболее подходящим для наших условий во всех отношениях. Думаю, что можно просить настоятелей о проведении таких бдений, тщательно их подготовив. Со своей стороны, я готов оказывать всякое содействие консультациями при подготовке текстов, а также ходатайством перед духовенством.

*     *     *

Кстати, в Соборе Парижской Богоматери гашение свечей на герции (кажется, с семью свечами) практикуется и на главной службе Страстной пятницы. Литургия слова в этот день совершатся там при минимальной освещенности храма, при этом перед алтарем стоит герция. Чтение Страстей идет, как положено по традиции, нараспев, но местами оно прерывается: то небольшими повторяющимися антифонами, то хоралами. Вот во время каждого такого перерыва гасится одна свеча. Верхняя, кажется, остается гореть.

.

Profile

osculetur
piotr_sakharov
Петр Сахаров

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow