?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В пореформенном Римском миссале (Missale romanum) имеется ряд рубрик, предписывающих использование григорианских песнопений из официально одобренных Святым Престолом певческих книг – Римского градуала (Graduale romanum) и Простого градуала (Graduale simpex). Назовем условно для краткости такие рубрики «григорианскими». Содержание этих рубрик и характер его изложения дают ревнителям григорианского хорала и противникам всякой иной музыки в католическом богослужении римского обряда некоторые основания для ощущения собственной правоты и безальтернативности своей позиции: это, в свою очередь, оборачивается их возмущением (как им представляется, справедливым) по поводу пения чего бы то ни было иного, что, к их сожалению, является в Латинской Церкви по всему миру преобладающей практикой. В то же время отдельные оговорки в этих рубриках и, главное, окружающий их контекст вызывают у них недоумения, ибо ставят под сомнение ту самую безальтернативность.

Помимо собственно Миссала, где подобные указания встречаются в его предисловии – Общем наставлении к Римскому миссалу (Institutio generalis Missalis romani – далее IGMR: последняя версия 2000 г. в ред. 2002 г.), рекомендации такого рода обнаруживаются в важнейшем послесоборном официальном документе, посвященном церковной музыке – Наставлении Совета по осуществлению Конституции о священной Литургии и Священной Конгрегации обрядов о музыке в богослужении «Musicam sacram» от 5 марта 1967 г. (далее MS). В известной мере они базируются на самом главном документе, где были изложены доктринальные основы литургической реформы и сформулированы важнейшие направления и пути ее осуществления – Конституции II Ватиканского собора о священной Литургии «Sacrosanctum Concilium» (далее SC).

Приведем для наглядности все указания IGMR, где упомянуты григорианские певческие книги:

  • 48. Песнопение на вход поётся попеременно хором и народом, или же певчим и народом, или же его может петь весь народ, или только хор. Можно использовать антифон с его псалмом из Римского градуала или из Простого градуала, либо другое песнопение, согласующееся со священнодействием, днём или временем [alius cantus, actioni sacrae, diei vel temporis indoli congruus]; текст такого песнопения должен быть одобрен Конференцией епископов.

  • 61. [...] Вместо псалма, указанного в Лекционарии, можно выбрать градуал из Римского градуала, или Ответный псалом или Аллилуйный псалом из Простого градуала, следуя указаниям этих книг.

  • 62. [...] a) Аллилуйя поётся всегда, кроме времени Великого Поста. Стихи берутся из Лекционария или из Градуала.

  • b) Во время Великого поста вместо Аллилуйя поётся стих перед Евангелием, указанный в Лекционарии. Можно также петь другой Псалом или тракт, которые находятся в Градуале.

  • 87. В качестве песнопения на Причащение можно использовать либо антифон из Римского градуала с псалмом или без него, либо антифон с псалмом из Простого градуала, либо иное подходящее песнопение [alius cantus congruus], одобренное Конференцией епископов. Оно поётся либо одним хором, либо хором или певчим вместе с народом.


 Именно эта возможность альтернативы григорианскому репертуару, сформулированная словами «иное подходящее песнопение» [alius cantus congruus] вызывает у ревнителей григорианского хорала особое недоумение. Зачем еще какие-то варианты?! О чем еще «подходящем» может идти речь, когда у нас есть апробированные Церковью григорианские образцы на латинском языке?!

Чтобы понять эти особенности документов Католической Церкви, важно принять во внимание, что все они формировались как результат долгого и мучительного противостояния в ней двух весьма различных позиций, представляя своего рода компромисс между ними. Сторонников одной из этих позиций будем называть для удобства «реформистами», сторонников другой – «реставраторами» (наверное, корректнее было бы «реставрационистами», но слишком уж громоздко). Задачей первых было (и в некоторой мере остается) пересмотреть богослужение таким образом, чтобы оно максимально отвечало ряду сформулированных ими целей, среди которых важное место занимает «полное, сознательное и деятельное участие» (plena, conscia atque actuosa participatio) всех верующих в Литургии (SC 14). Задачей вторых было (и остается) свести изменения в богослужебной практике к минимуму, ограничиваясь лишь очищением ее от всех наслоений Нового и Новейшего времени; в этом, как они уверены, нужно ориентироваться прежде всего на средневековые образцы и, с другой стороны, стараться приближать богослужение к тому виду, какой был закреплен в результате реформы кон. XVI. - нач. XVII вв. Именно поэтому в представлениях «реставраторов» совершение пореформенной Мессы – даже если в ней в сравнении с тридентским чинопоследованием что-то по их недосмотру всё же изменилось – должно в максимальной мере напоминать дореформенное священнодействие, а пение по возможность ограничиваться григорианским хоралом, притом непременно в его солемском изводе… ну, на худой конец можно немножко полифонии, но тогда уж Римской школы (почему именно григорианский, именно солемский, именно Римская школа полифонии – это отдельная тема, которая, остановись мы на ней сейчас, уведет нас слишком далеко от поднятого вопроса).

Сразу же должен оговориться, что сам я, будучи нескрываемым сторонником «реформистов», не вкладываю в понятие «реставраторы» никакого пренебрежительного или уничижительного смысла. Среди «реставраторов» есть немало искренних и добрых людей, к тому же некоторые из них внесли и продолжают вносить заметный вклад в литургическую культуру современной Католической Церкви, а есть и такие, чей вклад просто неоценим. И конечно, тот образ «реставраторов», который я представил в конце предыдущего абзаца, является художественным преувеличением: подобные крайности, конечно, тоже встречаются, но относительно редко; значительно больше тех, кого можно было бы назвать «умеренными реставраторами». Но ведь и среди «реформистов» были и есть представители совсем крайних взглядов, убежденные, что не должно быть никакого иного литургического пения, кроме пения всей общины на современном живом языке, желательно на совсем простые мелодии. Слава Богу, преобладают всё-таки «умеренные реформисты», к числу которых принадлежу и я.

Итак, официальные церковные документы – плоды трудных компромиссов между двумя означенными позициями. Так, например, Наставление о музыке в богослужении 1967 г. представляет собой результат компромисса между двумя международными ассоциациями – Universa Laus и Consortium Internationale Musica Sacra (членом первой из них мне посчастливилось стать четырьмя десятилетиями позже). Едва ли можно найти другой официальный документ по богослужению, в котором настолько заметно было бы сведéние воедино двух совершенно разных целеполаганий, настолько видны были бы «швы» между ними. Приведу в качестве примера лишь два следующих друг за другом модуса из MS:

  • 32. Имеющий законную силу в некоторых местах и повсюду подтвержденный индультами обычай заменять имеющиеся в Градуале песнопения на вход, на Приношение даров и на Причащение другими песнопениями, может быть сохранен по усмотрению компетентной территориальной власти, если такие песнопения будут соответствовать данной части Мессы, празднику или литургическому времени. Та же территориальная власть должна одобрить тексты этих песнопений.

  • 33. Желательно, чтобы собрание верных по мере возможности участвовало в песнопениях проприя – прежде всего, посредством несложных рефренов или других подобающих песнопений. Среди песнопений проприя особое значение имеет песнопение после Чтения в форме Градуала или Ответного псалма. По своей природе он образует часть Литургии слова; поэтому при его произнесении всем подобает сидя слушать его и, по мере возможности, участвовать.


Следует добавить, что – помимо двух разных установок – обращает на себя внимание та осторожность, с какой высказываются многие пожелания реформаторского характера. В ранних документах подобная осторожность особенно заметна. По мере того как некоторые литургические практики становятся более или менее общепринятыми, эта осторожность в рубриках постепенно сглаживается или вовсе исчезает.

Давайте теперь разберемся с целеполаганиями в контексте двух конкретных моментов Мессы (речь идет только о реформированном чине) из числа тех, когда возможно пение тех или иных изменяемых песнопений: входа и Причащения.

Что касается Входного песнопения, то IGMR формулирует его цель достаточно ясно:

  • 47. Когда собрался народ, во время входа священника с диаконом и служителями начинается песнопение на вход. Цель этого песнопения – положить начало богослужению, содействовать единству собравшихся, ввести их помышления в тайну данного литургического времени или праздника, а также сопровождать вхождение священника и служителей.


Действительно, в пореформенной Мессе Входное песнопение звучит в промежутке между выходом предстоятеля вместе с другими служителями из ризницы и их подходом непосредственно к алтарю. Такое положение Входного песнопения стало результатом восстановления древней практики процессий от ризницы к алтарю при пении псалмов с рефренами или процессионных гимнов – практики, исчезнувшей к эпохе Зрелого Средневековья.

Входные песнопения на разные дни литургического года, предлагаемые григорианскими певческими книгами, заимствованы из дореформенных частных последований. Но в старом чине Мессы Входное песнопение (Introitus) исполняло совершенно иную роль. Следует пояснить (или напомнить), что при совершении дореформенной мессы вход предстоятеля и других служителей в пресвитерий не сопровождался никаким пением. После звона колокольчика, возвещавшего начало Мессы, при котором все верующие вставали, предстоятель и другие служители выходили из ризницы и шли на середину пресвитерия либо под звуки органа или других инструментов, либо в тишине. Они останавливались в середине пресвитерия, и предстоятель, стоя лицом к алтарю, начинал тайно произносить Входные молитвы, включавшие в себя и Обряд покаяния (ответы же произносил один из служителей), а в конце этих молитв восходил непосредственно к алтарю. Пока произносились Входные молитвы, пелось Входное песнопение, а следом за ним – Kyrie eleison: этим пением покрывалось тихое чтение Входных молитв. Да, наверное, это пение могло вводить верных в тайну данного литургического времени или празднования – правда, если предположить знание верующими текстов латинских песнопений на разные дни года и их понимание (чему пытались помочь деятели Литургического движения, издавая т.н. приходские миссалы, где можно было прочитать переводы песнопений проприя на современный язык). Но едва ли это пение способно по-настоящему содействовать единству собравшихся, особенно если учесть то, что григорианские мелодии этих песнопений не рассчитаны на пение всей общины. Они достаточно трудны и требуют немалой подготовки. К тому же для среднестатистического современного представителя западной цивилизации (не говоря уж о представителях иных культур) их напевы не звучат как что-то способствующее единению, не помогают ощущению единства общины.

В аналогичной ситуации оказывается и Песнопение на Причащение (Communio). Вот что говорится о нем в IGMR:

  • 86. ...Песнопение на Причащение (cantus ad Communionem), выражающее посредством единения голосов духовное единство причащающихся, показывающее радость их сердец и являющее общинный характер процессии подходящих к принятию Евхаристии. Это песнопение следует продолжать, когда верным преподается Таинство.


Предлагаемый григорианскими певческими книгами репертуар песнопений на Причащение формировался – как и сама особенность этого типа песнопений – в условиях совершенно иной практики Причащения верных, существенно отличающейся от нынешней. В эпоху его оформления Причащение верных было вообще явлением довольно редким; оно происходило, как правило, вне Мессы, а если всё же имело место на Мессе, то число причастников было совсем небольшим. Этим и объясняется в условиях обычного для современных католических приходов большого числа причастников рекомендация продолжать это песнопение, когда верным преподается Таинство. Кроме того, в ходе реформы XX в. была возрождена весьма похвальная древняя практика – подходить к Причастию процессией (не путать с очередью!), а это требует особого характера песнопений: они призваны выражать посредством единения голосов духовное единство причащающихся, показывать радость их сердец и являть общинный характер процессии. Насколько способны послужить этих целям образцы из григорианских певческих книг – большой-большой вопрос.

Итак, если ставить во главу угла полное, сознательное и деятельное участие верных в богослужении, то во время входа и во время Причащения (или, по крайней мере, заметной части времени Причащения верных) лучше всё-таки использовать какие-то иные песнопения, нежели те, что предлагают нам григорианские певческие книги.

Предвижу вопрос: почему же тогда «григорианские» рубрики Римского миссала предписывают для каждого из этих двух мест чина Мессы в первую очередь песнопение из григорианских певческих книг, и уж только потом как бы вскользь упоминают какое-то «иное подходящее песнопение»? А потому лишь, что таковы были условия компромисса. Григорианский хорал и латынь наделены для римского обряда «первенством чести». (Правда, в рубриках о Литургии Слова «центр тяжести» всё-таки был смещен на «более обильную трапезу Слова Божия», а потому градуалу пришлось пропустить Ответный псалом вперед).

Я вовсе не призываю полностью исключить имеющийся григорианский репертуар входных и причастных песнопений из употребления на Мессах ординарной формы римского обряда. Но я бы советовал ограничить их использование (особенно это касается входных песнопений) каким-то небольшим кругом служб, которые стали бы своего рода «музеем-заповедником» григорианской традиции: например, это могут быть ежевоскресные Мессы на латинском языке в крупных приходах, располагающих качественной григорианской схолой.

Но на основных приходских и соборных службах следует в этих случаях петь что-то другое, что соответствовало бы тем целям, которые сформулированы в IGMR. Уместно в этой связи вспомнить и о пожелании, высказанном Отцами Собора:

  • «Музыканты, проникнутые христианским духом, пусть осознают, что они призваны развивать священную музыку и обогащать её сокровищницу. Пусть они сочиняют мелодии, несущие на себе знаки настоящей священной музыки, пригодные к исполнению не только большими хорами певчих, но и малочисленными хорами, а также способствующие деятельному участию всего собрания верных» (SC 121).



__________________________________________
Возможно, позже я опубликую еще некоторые дополнение и пояснения.

Поскольку дискуссия началась в Фейсбуке, я полагаю, что и продолжать ее имеет смысл там, а не здесь. Просто формат ЖЖ удобнее для текстов подобного рода.
.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
tsvety
Dec. 20th, 2016 09:25 pm (UTC)
С лавки петь эту григорианку невозможно. Может регенту-хору и нравится, но мы же не на концерт приходим.
piotr_sakharov
Dec. 20th, 2016 10:04 pm (UTC)
Вот и vox populi подоспел :)
tsvety
Dec. 20th, 2016 10:37 pm (UTC)
Я человек простой, пьющий, петь люблю :)
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

osculetur
piotr_sakharov
Петр Сахаров

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow