Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

igrushka

Постпервосентябрьское

Я не смог удержаться, чтобы не сфоткать это объявление, висевшее в фойе на паперти в притворе католического кафедрального собора в Москве в начале лета и анонсировавшее очередную проводимую у нас ежегодно летнюю школу сакральной музыки, теперь именуемую Академией.

Вот вам его фрагмент:

musicasacra

Наверное, ваш покорный слуга, ведущий там второй уж год краткие курсы под названиями "Введение в латинский язык" и "Литургическая практика", в значительно меньшей мере заслуживает того, чтобы непосредственно под его образом значились слова "Лучшие преподаватели из разных стран мира", нежели скромно расположившийся чуть правее профессор Нино Альбароза из Университета г. Удине в Италии, один из действительно лучших в мире специалистов по григорианской семиологии и палеографии. И всё-таки вполне заслуживает, потому что много чего знает и неплохо умеет это передать. Вот и слушатели его довольны и благодарны.

А теперь немного поною (не так уж я часто себе это позволяю).
Collapse )
.
igrushka

Лето кончилось :(



Вчера неподалеку от дома увидел первые распустившиеся золотые шары.

Значит, Лето, увы, кончилось.

Да, действительно: примерно с 20 июля на нашей широте исчезает столь дивный эффект немеркнущего горизонта.

Только не надо мне объяснять, что лето закончится еще только 31 августа, а если по старому стилю, то 13 сентября, а если исчислять времена года на западный лад, то и вовсе 21 сентября, да и вообще нам еще тут температуры за тридцать прогнозируют... Да, да, всё это правда, и лето еще, и далеко не последний день. Но Настоящее Лето завершилось, "хоть мы признаться не хотим".

*     *     *

Кстати, видом немеркнущего горизонта я в этом году толком-то и не насладился. Дело в том, что все мои окна смотрят на Зюд-Зюд-Ост, а за минувшие два месяца мне ни разу не довелось откуда-нибудь совсем поздно возвращаться, как и вообще быть глубокой ночью где бы то ни было, кроме своей квартиры. Думал всё выйти как-нибудь ночью погулять, да так и прособирался. Теперь уже только через 10 месяцев.

*      *      *

Золотые шары мало того что появились намного раньше обычного, но еще место такое, которое мне часто приходится проходить.

Collapse )
ptitselov

Просветленьице

Похоже, ветер переменился. У нас еще час назад не было видно не то что звезд, а и главного здания МГУ (менее 1 км), только стекляшка (гуманитарный корпус) едва проглядывала. А сейчас виден серп восходящей луны, и морковка университета вполне ясно различима, и запах гари много слабше. Надолго ли?
briseis

Отдам в хорошие руки гирю Всеволода Сергеевича Семенцова


В моей квартире живет двухпудовая (=32 кг) гиря, принадлежавшая некогда Всеволоду Сергеевичу Семенцову, известному санскритологу, автору лучшего, на мой взгляд, из русских переводов "Бхагавадгиты".

Всеволод Сергеевич был очень разносторонним человеком: помимо широчайшей эрудиции и знания множества языков, как древних, так и современных, он отлично играл на фортепианах, любил ручной труд (напр., сам переплетал книги и мастерил книжные полки), а также качал мускулы. Для мускулов у него и была двухпудовая гиря: мне рассказывали, что в лучшие годы он мог на пари ею перекреститься, хотя сам я этого не наблюдал.

Со Всеволодом Сергеевичем меня связывало то, что был одним из моих первых учителей санскрита, и многое другое. Когда после его кончины его вдова с детьми получили новую квартиру, я был среди тех, кто помогал им переезжать. Она собиралась оставить эту гирю за ненадобностью, и тогда я взял ее себе - вовсе не планируя качать мускулы, а просто как память. Илья Сергеевич Смирнов, тоже помогавший тогда во время переезда, довез мне гирю почти до дома на своей машине (и еще метров двести я волок ее на себе - пожалуй, это и был рекорд моего общения с нею).

Много лет гиря стояла в моей квартире безо всякого применения. Лишь изредка я показывал ее гостям и рассказывал ее историю. Позже ею с удовольствием качал мускулы мой старший сын Филипп. Кроме того, после великого потопа в квартире ею было очень удобно придавливать вспучивавшиеся паркетины. В общем, она достойно послужила.

Скоро я переезжаю на другую квартиру, где свободного места будет значительно меньше, чем здесь. С собой я ее брать не хочу. Но и выбросить или сдать в утиль тоже рука не поднимается. Хотелось бы пристроить в хорошие руки. Охотно отдал бы ее кому-то из молодых востоковедов и т.п., для кого имя Семенцова - не пустой звук. Если среди моих читателей кто-нибудь хотел бы стать владельцем гири Семенцова, то пожалуйста. Единственное условие - вывоз.

Распространение этой информации в заинтересованных кругах приветствуется.
projom

"Школа"

Я досмотрел телесериал. Считаю, что - при всей массе отдельных недостатков - это сильный фильм, а для сериала - просто-таки очень сильный. И для меня неважно, сколько классов образования у ее режиссера, сколько дырок у нее в ушах и действительно ли она начинала свою карьеру со съемок порнухи: на положительные качества фильма ответы на эти вопросы не влияют. Да, фильм поначалу кажется беспросветной чернухой, но от серии к серии в нем вырисовывается всё больше и больше позитивного, сперва тускло, но чем ближе к концу, тем отчетливее.

Я с трудом досмотрел до конца обсуждение фильма, проведенное п/р Максима Шевченко, и не припоминаю за последнее время более бездарной передачи в подобном жанре - как по подбору участников, так и по общей организации дискуссии. На ее фоне Жирик с Прохановым, пытающиеся переорать друг друга у барьера, отдыхают: там хоть что-то можно расслышать, потому что их только двое, а не двадцать, орущих одновременно. Не скажу, что в дискуссии совсем не звучало интересных и ценных мыслей, но те, которые можно было хотя бы фрагментарно расслышать, всё равно не удавалось дослушать до конца.
projom

Двойной прорыв

В минувший вечер в моей жизни осуществились аж два существенных прорыва.

Во-первых, я впервые в жизни прочел лекцию в РГГУ. А дело в том, что из всего моего гуманитарного круга общения - как прежнего, так и нынешнего, - я оставался, кажется, единственным, кто никогда там не читал. Среди коллег по прежней моей академической жизни, как и среди моего нынешнего католического окружения, уже давно вроде бы не оставалось никого мало-мальски что-то значащего в той или иной гуманитарной науке, кто не преподавал бы что-нибудь в РГГУ (если кого недоглядел, или не сосчитал, или был неверно информирован - уж простите великодушно), - тем временем как меня туда никто не приглашал не то, чтобы постоянно что-нибудь преподавать, но даже какой-нибудь плюгавенький спецкурсик прочесть. А поскольку я к РГГУ всегда относился с большим уважением (хотя бы в силу плотности действительно хороших ученых, в нем преподающих), я... нет, конечно, не комплексовал по этому поводу, но всё же некоторую обиду в себе носил.

И вот наконец-то и я оказался к ним сопричтен. Хотя произошло это совсем случайно.

А что во-вторых? А во-вторых то, что начал читать я там не что-нибудь, а "Искусство Индии". Для тех, кто не в теме: индологией я занимался в течение ряда лет - работал в секторе Южной Азии в Музее Востока, а несколько лет даже руководил им, в аспирантуре Ин-та востоковедения занимался древнеиндийский литературой, защитил кандидатскую диссертацию по санскритским пуранам и выпустил книжку на эту тему и т.п... Но последние 17 лет я не имел к индологии никакого касательства (мелкие консультации и с большим опозданием вышедшие в свет работы, вроде этой, не в счет). А тут вдруг спрашивают меня: не прочту ли я в РГГУ искусствоведам маленький (на 12 часов всего + продублировать другой группе) курсик "Искусство Индии"? Я тотчас согласился . Мне, правда, казалось, что не помнил я уж об этом толком ничего, но я всё же ответил согласием, и оказалось, что вспоминается всё забытое довольно быстро. И всё же волновался я больше, чем обычно, когда предстоит выходить на новую аудиторию. Но прочитал вроде бы неплохо.

Конечно, я не могу сказать, что в полном смысле слова вернулся в индологию, потому что речь никоим образом не идет о научно-исследовательской работе. И всё-таки хоть в какой-то мере возвращение на это поприще возымело место.




igrushka

Скоро в школу

Нижеследующее возникло сегодня в виде моего коммента в одном ЖЖ. А я подумал, чего бы не скопировать это отдельным постом к себе.


У меня при отправке кого-то из моих детей и других близких в-первый-раз-в-первый-класс всякий раз какое-то сочетание радостного чувства с чем-то щемящим. С одной стороны - ощущение начала чего-то бесспорно положительного и нового. С другой - прощай, золотое беззаботное детство... и вообще начинается школа, со всем ее негативом, травмы которого я по сей день на себе ношу. Первый раз испытал это ощущение, когда провожали в первый класс мою сестру. Потом с каждым из 3 детей. Самое смешное, что в последний раз поймал себя на том же, когда собаку повели в первый раз на занятия с инструктором. Через 2 дня настанет черед моей племянницы.

* * *

Из всех цветов у меня самые ненавистные - золотые шары. Всегда их появление было для меня знаком того, что лето кончается - скоро в школу. Школа уже не одно десятилетие как позади, а ненависть к этим цветам осталась. И наоборот: первой ощутимой вестью того, что скоро летние каникулы, был желтый ковер одуванчиков. Примечательно, что и те, и другие цветы - желтые.
brown

Об актерских школах и актерской лексике

Быв недавно спрошен о том, какую актерскую школу я предпочитаю, я не сумел дать сколь-нибудь ясного ответа на этот вопрос, который, тем не менее, изрядно всколыхнул мои воспоминания.

Возможно, мне трудно быть до конца объективным. Дело в том, что сам я проучился год (1974-75) в Театральном училище им. Щукина на актерском (курс Альберта Григорьевича Бурова), откуда был отчислен за бездарность. Отчисление свое я воспринял спокойно и даже с каким-то облегчением (ну - не мое это было) и с годами всё больше благодарю Господа Бога и доброжелательных ко мне педагогов, признавших меня профнепригодным, за то, что это произошло вовремя, что меня миновала чаша залипнуть в этой профессии надолго. Благодарен я, однако, и за короткий опыт обучения в Щукинском училище, вовсе не считая этот год бесполезно вычеркнутым из жизни.

Почему я сказал, что трудно быть совсем уж объективным? Даже перестав там учиться, я не мог отделаться от щукинского "патриотизма". Все остальные московские школы казались мне уже не такими "подлинными", как щукинская. Но всё ли было совсем субъективно? Не думаю. Учась впоследствии на театроведческом факультете ГИТИСа, я постоянно общался с ребятами с актерского факультета, имел довольно полное представление о том, как и чему их учат, по их разговорам и рассказам, да и на уроки актерского мастерства заглядывал. При всех субъективных факторах моих оценок, там, в ГИТИСе, определенно было меньше систематичности, меньше "чистоты школы", больше эклектики, чем в Щукинском. Такое же, если не худшее представление, складывалось у меня и о Щепкинском училище. Чуть-чуть лучше, как казалось мне, обстояли дела в Школе-студии МХАТ - чуть больше той "чистоты школы", но всё-таки не то, что в Щукинском. При этом из года в год каждый из четырех театральных вузов Москвы нет-нет да обогащал наш театр и кино каким-нибудь новым ярким именем, так что отсутствие той "чистоты школы", в конечном счете, не сказывалось на качестве профессиональной подготовки по-настоящему талантливых артистов.

Получив образование театроведа, я почти перестал ходить в драматический театр, насытившись им. Он мне перестал быть интересен. Кино - смотрю, а вот об игре драматических актеров на театре судить не могу, потому что, помимо оперы, в театрах почти не бываю.

Однако не могу удержаться, чтобы не поделиться одним примечательным наблюдением из области лексикографии. Даром я что ли из театроведения ушел в филологию? Я бы, наверное, и не вспомнил об этом наблюдении, если бы на полях ЖЖ спросившей меня о моих предпочтениях среди актерских школ случайно не заметил двух тэгов: "Щепка" и "Щука".

Не знаю, когда возникли сокращения "Щепка" и "Щука" как разговорные обозначения, соответственно, Щепкинского и Щукинского училищ, - наверное, задолго до начала моей несостоявшейся театральной карьеры. Но вот что интересно: тогда, в 70-х, слово "Щука" - в отличие от "Щепки" - представляло собой чистейшей воды шибболет. Т.е., если ты услышал, что говорящий назвал Щукинское училище "Щукой", - значит, он точно внешний, он определенно там не учится (и, скорее всего, никогда там не учился). Щепкинцы запросто называли свою alma mater "Щепкой", щукинцы свою "Щукой" - никогда. Произносили либо полностью "Щукинское училище", либо - если того требовала экономия речевых усилий - говорили "Школа". Это "Школа" произносилось, как правило, подчеркнуто гордо, так что вполне слышалось, что оно пишется с большой буквы. Но даже те студенты, у которых далеко не радужно складывались отношения со Школой, не опускались до слова "Щука".

Так было в 70-х. Потом узус "Щуки" выпал из моего поля зрения. А вот в конце 90-х вдруг слышу по ТВ интервью одной молоденькой актрисы: "Закончила я Щуку..." - "Ну, думаю, приехали".

С тех пор я стал прислушиваться и замечать, что у молодых щукинцев "Щука" стала чем-то вполне нормальным.

Неполнота диахронического материала - как театроведческого, так и лексикографического - не позволяет мне с точностью установить время этого печального перелома в использовании слова "Щука" и, тем более, понять, насколько это коррелирует с эволюцией щукинской школы актерского мастерства.