?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: религия

4 сентября Католическая Церковь причислит к лику святых Терезу Калькуттскую. Это событие должно стать одной из вершин Юбилейного Года милосердия.

Мне посчастливилось встречаться с Матерью Терезой лично.

Ниже я воспроизвожу мой перевод нескольких фрагментов из книги ее бесед, где она вспоминала о начале своего служения, а также мое к нему предисловие, где я вспоминаю о моей встрече с нею. И то, и другое было опубликовано в парижском еженедельнике "Русская мысль" в сентябре 1997 г., через несколько дней после кончины Матери Терезы (и, кажется, перепечатано еще и в российской католической газете "Свет Евангелия"). Кроме того, здесь же выкладываю три уже подвыцветших фотоснимка, которые я сделал в Калькутте в 1988 г.


Безмолвные встречи с матерью Терезой
(Вместо предисловия)

Маленькая книжка «Моя жизнь для бедных» (*My Life for the Poor. Mother Teresa of Calcutta. Ed. by José Luis González-Balado and Janet N. Playfoot. New York: Ballantine Books, 1985), фрагменты которой я предлагаю вниманию читателей в русском переводе, представляет собой запись небольших рассказов матери Терезы Калькуттской о своей жизни – тех коротких бесед, которые она  вела очень редко, в непродолжительные перерывы между безмолвными делами милосердия, занимавшими бóльшую часть ее жизни.

Read more...Collapse )
.
В минувшее воскресенье в Будапеште мне посчастливилось побывать на двух мессах с прекрасным пением.

Первая из них была утром в храме св. Терезы Авильской в Терезвароше, о котором я уже писал чуть более полугода назад, когда побывал в нем в Страстную пятницу.


На сей раз это был престольный праздник в честь святой Терезы Авильской (1515-1582), она же Тереза Великая. Сам день праздника пришелся на будний день, а потому он был в приходе продублирован в следующее за ним воскресенье. К тому же в этом году исполнилось 500 лет со дня рождения св. Терезы, и этот праздник был своего рода завершением целого ряда событий, проходивших в приходе в течение этого года в связи с юбилеем.

Читать, смотреть и слушать дальше...Collapse )
(В продолжение разговора о Гречанинове)

Лет 15 назад на одном православном регентском форуме кто-то устроил опрос: "Ваша самая любимая Херувимская".

Я, помнится, сразу ответил, что из Литургии № 2 Гречанинова, соч. 29 (написана в 1903 г.).

Эта Херувимская исполнялась очень редко и на богослужениях, и в концертах (не говоря уж о Второй Литургии полностью). До сравнительно недавнего времени мне не удавалось найти ни одной ее записи (они существовали, но были редкостью, а тогда не всё так легко можно было раздобыть, как сейчас).

Впервые я услышал ее в 1975 г. в ночь Пасхи в Николо-Кузнецком храме (служил о. Всеволод Шпиллер). Регентом правого хора в Кузнецах тогда была Тамара Васильевна Семенова, и это был очень профессиональный хор; правда, его нередко - и, честно говоря, не без оснований - обвиняли в излишне светском звучании. Хотя подбор репертуара был прерогативой Тамары Васильевны, не сомневаюсь, что он согласовывался со Шпиллером.

Вообще в то время, насколько мне известно, в большинстве московских храмов, располагавших более или менее приличного качества хором, в ночь Пасхи пели Херувимскую № 7 Бортнянского. Она считалась своего рода вершиной среди Херувимских, а потому ее пели не только на Пасху, но и на некоторые другие большие праздники (например, престольные). Более того, в ночь Пасхи ее пытались спеть и там, где для этого явно не хватало певческих ресурсов (сам я никогда такого не слышал, но по рассказам знаю, что иногда это получалось до смешного нелепо). Правда, в Елоховском в ту пору в пасхальную ночь пели очень красивую Херувимскую Джузеппе Сарти, а Седьмую Бортнянского приберегали для поздней Литургии в день Пасхи (регентом там был тогда Виктор Степанович Комаров; я побывал в Елоховском в пасхальную ночь 1973 г., за полтора года до его кончины).

А вот в Кузнецах, пока там была регентом Семенова, на Пасху пели 29-й опус Гречанинова. Помимо Пасхи, эту Херувимскую исполняли там, по-видимому, очень редко, и я даже не помню, слышал ли я ее там еще хоть раз. Вскоре (кажется, в том же 1975 г.) Тамара Васильевна покинула Николо-Кузнецкий храм, и последующие регенты стали петь в пасхальную ночь Седьмую Бортнянского.

В дальнейшем мне крайне редко доводилось слышать столь полюбившуюся мне Херувимскую Гречанинова - в основном когда знакомые мне регенты по моей личной просьбе вводили ее в какую-нибудь службу (в частности, та же Тамара Васильевна в бытность ее регентом в Николо-Архангельском).

Предлагаю вашему вниманию два исполнения этой Херувимской (у каждого из них есть свои достоинства и свои недостатки):

Гречанинов - Херувимская, Op. 29 - Камерный хор "Киев" под упр. Миколы Гобдыча

и

Гречанинов - Херувимская, Op. 29 - Московский ансамбль духовной музыки "Благовест" под упр. Галины Кольцовой

Я по-прежнему считаю, что это самая пасхальная Херувимская и что она лучше всего подходит для Литургии пасхальной ночи.

Но я в то же время считаю, что эта Херувимская принадлежит к числу таких произведений, которые не должны исполняться часто, и если она присутствует в репертуаре какого-то церковного хора, то она должна звучать лишь несколько раз в году.

И всё же самой моей любимой Херувимской я сейчас назвал бы не ее.

Читать и слушать дальшеCollapse )

*   *   *

UPD: Продолжил тему в сообществе kliros в форме опроса: см. тут.
Не так давно я рассказывал в этом журнале о моем знакомстве с о. Амвросием (Юрасовым) сорок лет назад. Но им не ограничилось мое знакомство с младостарцами. Куда лучше мне удалось узнать другого великого младостарца времен моей юности - иеромонаха Павла (Лысака). Кажется, сегодня как раз ровно 40 лет с того дня, как я встретил его впервые: если не изменяет мне память, это произошло именно 5 января, но в любом случае в один из дней предпразднства Рождества, поскольку точно помню, что пелся тропарь Готовися, Вифлееме.

Несколько лет назад по просьбе моего хронически виртуального друга Дедулькина kalakazo (во егоже развиртуализацiю ктому не верую) я наскоро написал несколько страничек мемуарных заметок о Лысаке: Дедулькин вознамерился ввести его в качестве персонажа в один из своих литературных опусов, что с успехом и сделал. Конечно, можно было бы написать и много другого, но энтузиазма и времени у меня тогда не хватило, как не хватает и сейчас. Но те заметки пора бы опубликовать и более широко, и сегодняшняя дата для того достойный повод. Быть может, когда-нибудь сподвигнусь и на написание их продолжения, а пока - что есть.

_______________________________________

Морозным ранним утром в самом начале 1974 г. я приехал в Лавру для очередной исповеди у о. Амвросия (Юрасова). Исповедовали в нижнем храме Успенского собора. Но о. Амвросия я там не нашел. Подошел к одному молодому иеромонаху, сидевшему в ожидании очередного исповедника, спросил, где о. Амвросия найти. Тот ответил, что о. Амвросий уехал на время. «А ты у меня поисповедайся», – предложил он мне мягким голосом. Я и поисповедался.
Read more...Collapse )

Еще давно я обратил внимание на песню с таким названием в хорошо известном многим русским католикам красненьком Сборнике церковных песнопений (Издательство Святого Креста: Рим – Люблин, 1994), составленном безвременно погибшим Андреем Викторовичем Куличенко (1963-2006), Царство ему Небесное. Там она представлена в разделе «За усопших». Атрибуция ее текста дана как «Е. Перегудова /Резекне/». Мелодия предложена в двух вариантах: первая не атрибуирована никак, вторая указана как сочинение самого А. Куличенко. Как явствует из текста, песня предназначена для похорон и представляет собой не что иное, как благочестивое прощание, произносимое от лица самого покойника (в зависимости от того, кто из родных покойного присутствует на похоронах, предлагаются различные варианты одного из куплетов). Я уже давно хотел рассказать о ней и некоторых моих весьма поверхностных изысканиях, связанных с нею, а потому пользуюсь последним днем ноября – месяца, традиционно в КЦ посвящаемого заупокойной тематике (заупокойным песнопением я его начал в этом году – заупокойным и закончу).

Вот текст этой песни, а также те мелодии, которые даны в куличенковском сборнике:

Много букв и нотCollapse )


Сокращенное наименование «Резекне» используется у Куличенко применительно к машинописному Сборнику духовных песнопений, сост. Е. Перегудовой под ред. о. Яниса Павловского (Самиздат, Резекне, 1989): это собрание песнопений и благочестивых песен в переводах и переложениях Елизаветы Сергеевны Перегудовой*, а также ее собственные духовные стихи, приспособленные к определенным напевам (мелодии представлены нотами, написанными от руки).

О ПерегудовойCollapse )

Я был с самого начала почти уверен, что текст этой песни не является собственным сочинением Е.С. Перегудовой, и меня очень заинтересовало, что же за оригинал за ним кроется. Получив однажды доступ к вышеупомянутому самиздатскому сборнику (это была в твердом переплете ксерокопия с машинописи, содержавшей прописанные от руки ноты, а также названия исходных текстов на языке их оригинала), я увидел, что при заголовке интересовавшей меня песни значилось немецкое название исходника: Traget mich zu meinem Grabe. Я тотчас же попытался найти полный немецкий текст в интернете, но тщетно: там не обнаруживалось даже намека на него.

Через какое-то время, однако, мне удалось найти запись песни на этот текст. Правда, она ограничивалась лишь первым куплетом. Запись эта фигурировала на диске с названием Dead & Gone / n. 2: Totenlieder, представлявшем собой обильное ассорти музыки разных народов, времен, жанров и стилей на означенную тему. В качестве исполнителей указаны некие «Steirische Grabsängerinnen». Похоже, это действительно аутентичные штирийские плакальщицы (хотя мне кажется, что там местами голос какого-то мужичонки пробивается, но может быть, это тоже женщина…). При этом мелодия совсем другая, не обнаруживающая почти ничего общего с той, что у Перегудовой. Вот, извольте послушать:

Traget mich zu meinem Grabe – Steirische Grabsängerinnen

Зато даже с какой-то гармонизацией.

(Окончание следует)

Как я уже говорил, Молитве о мире повезло еще меньше, чем Песни брату Солнцу. В печатных изданиях и интернете гуляет множество весьма отличных друг от друга ее версий на разных языках, включая русский. Многие из них содержат те или иные добавления или, наоборот, успели растерять немало ценного.

Кроме того, большинство людей (до сравнительно недавнего времени и я был в их числе) продолжает быть уверенными, что эта молитва действительно принадлежит св. Франциску Ассизскому. Иногда эта атрибуция встречается в солидных изданиях - в частности, русское издание собрания сочинений св. Франциска (с параллельными текстами оригиналов), осуществленное Издательством францисканцев в Москве, дает его без каких-либо комментариев (в качестве параллельного текста дан перевод на современный итальянский язык).

Молитва эта пользуется огромной популярностью. Названия, под которыми она фигурирует, разнятся: Молитва св. Франциска, Молитва о мире и проч. Она широко используется католиками и протестантами, на многих языках. Ее любят многие православные (можно встретить публикации, где ее рекомендуют как древнюю христианскую молитву). По свидетельству Леонардо Боффа этой молитвой пользуются также тибетские буддийские монахи, японские буддисты (правда, не совсем понимаю, кому они ее адресуют) и мусульмане в Египте.

Однако эта молитва на самом деле сочинена в начале XX в. во Франции. Оригинал французский. Есть даже предположения о том, кто реальный автор.

Вкратце дело обстоит так:

Подробности + оригинал + переводCollapse )
(UPD 4/10/2015: Улучшенная версия перевода ЗДЕСЬ).


Не перестаю удивляться, сколько откровенно плохих переводов Песни брату Солнцу (Хвалы творений) множится и предлагается русскому читателю как в печатных изданиях, так и в интернете. Еще больше не повезло Молитве о мире, которая носит имя св. Франциска, будучи на самом деле на семь веков моложе его (хотя от этого она не перестает быть одной из лучших молитв во всем христианском наследии), - но это отдельная песня.

Лет десять назад (или чуть меньше) я сделал свой перевод Песни брату Солнцу. Прежде я никогда не собирался его переводить, но как-то раз на Форуме русских католиков (ФоРК - был такой когда-то в интернете) меня спросили, какой из имеющихся переводов лучше. В то время было уже немало русских переводов и переложений Песни брату Солнцу, в т.ч., выполненных весьма  известными людьми (напр., Маргарита Алигер, Сергей Сергеевич Аверинцев и др.). Я внимательно посмотрел все, которые были мне доступны, и понял, что не стану рекомендовать ни один из них: одни переводы обнаруживали много несоответствий оригиналу, в других что-то досочинялось, и в большинстве своем они игнорировали поэтические особенности оригинала. Убедившись в этом, я решил попробовать сделать свой собственный перевод, постаравшись, с одной стороны, сохранить почти дословное соответствие оригиналу*, а с другой - передать его ритмизованной прозой, наподобие той, которую мы слышим в подлиннике. Поскольку ФоРК давно уже приказал долго жить, а я не уверен, что мой перевод где-то еще воспроизводился, публикую его еще раз.

* Песнь написана на умбрийском диалекте староитальянского. Однако известен латинский перевод, возможно, современный оригиналу, если не принадлежащий самому автору. Я опирался в первую очередь на умбрийский текст, однако с оглядкой на латинский в нескольких местах. Кстати, встречающееся зачастую утверждение, что Песнь брату Солнцу самый ранний поэтический текст на итальянском языке, не соответствует действительности. Известно некоторое количество поэтических творений на староитальянском, созданных в XII в., т.е. определенно ранее Песни. Но, так или иначе, этот гимн был сочинен, бесспорно, на заре итальянской поэзии.
ПереводCollapse )





Св. Франциск Ассизский

Песнь брату Солнцу, или Хвалы творений

Всевышний, Всемогущий благой Владыка

Тебе – хвалы, и слава, и честь, и всякое благодаренье.

Тебе одному, о Всевышний, они подобают,

и ни один человек именовать Тебя не достоин.


Славься, мой Господи, со всем Твоим твореньем,

особенно, с господином братом Солнцем,

который являет день и которым Ты нас озаряешь.

И сам он красив и, лучась великим сияньем,

собой знаменует Тебя, о Всевышний.


Славься, мой Господи, за сестру Луну и за звезды,

которые в небесах сотворил Ты: ясны, драгоценны они и прекрасны.


Славься, мой Господи, за брата Ветра,

за воздух, и тучи, и ведрие, и любую погоду,

через которую пищу даешь Ты Твоим созданьям.


Славься, мой Господи, за сестру нашу Воду,

которая столь полезна, смиренна, чиста и драгоценна.


Славься, мой Господи, за Огня, нашего брата,

которым ты ночь озаряешь,

и сам он – красивый, веселый, могучий и сильный.


Славься, мой Господи, за сестру нашу матерь Землю,

которая носит нас и направляет

и разные произращает плоды, и цветов многоцветье, и травы.


Славься, мой Господи, за тех, кто любви Твоей ради прощает

и переносит немощи и страданья:

блаженны переносящие мирно невзгоды,

ибо Тобою, Всевышний, увенчаны будут.


Славься, мой Господи, за сестру нашу Смерть плотскую,

которой никто из живых избежать не способен.

Горе тем, кто во смертных грехах умирает;

блаженны, кого найдет она в пресвятой Твоей воле,

ибо не станет для них погибелью смерть вторая.


Славьте моего Господа и благословите,

благодарите Его и служите Ему с великим смиреньем.


В день Пятидесятницы побывал наконец-то на нашей здешней законной тридентской мессе мессе римского обряда в экстраординарной форме. Ведь ее уже год как служат ежемесячно в подвальной часовне московском кафедральном соборе, а я до сих пор не удосуживался на ней побывать. И это была у меня первая дореформенная месса в Москве со времени литургической реформы, достигшей территории Советского Союза много позже, нежели большинство других стран мира, и прививашейся здесь постепенно, в очень заторможенном темпе. Вместе с тем, именно дореформенная месса составляла основной литургический контекст первых лет моего обращения. Но об этом чуть позже.
Read more...Collapse )


Profile

osculetur
piotr_sakharov
Петр Сахаров

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow